логотип сайта

Черепаховые принципы

В одном из молчаливых разговоров хозяин дома, где жил черепаховый парень Макс, спросил (он-то говорил вслух):

- Можешь, Макс, назвать три главных черепашьих принципа?

- Конечно, - молча ответил Макс. – Простота. Спокойствие. Осторожность. - И уполз в свой тайный уголок.

Вскоре он выполз снова и молча заметил:

- Лучше так: Неторопливость. Устойчивость. Независимость. - И уполз обратно.

Потом ещё раз появился и молча объявил:

- Ещё лучше: Внимание к жизни. Терпение. Размышление.

- У тебя все три попытки удачные! – восхитился хозяин. – Особенно третья. Это и мне годится.

- Да ладно, какая из тебя черепаха... - подумал в ответ Макс и отправился поразмышлять.

логотип сайта

Тюрьмариум

Однажды черепаховый парень Макс незаметно высунулся послушать разговор на черепашью тему. Хозяева дома вежливо слушали гостя, который уверял, что черепах нужно держать только в террариуме. Гость называл себя герпентологом и объяснял, как устроить ящик для черепах и почему их нельзя выпускать оттуда.

Макс привык свободно разгуливать по квартире и по балкону, да и на самочувствие не жаловался. Поэтому странная лекция быстро надоела ему.

Отправляясь в один из любимых уголков, он ворчал про себя:

- Хорошо бы этому герпентолуху самому пожить в своём тюрьмариуме.

Макс привык думать прямо и откровенно.

логотип сайта

Пятиглазое пчеловечество

Пока пчеловоды помогают людям лакомиться мёдом, а пчеловеды изучают обычаи и нравы пчелиных народов, у самих пчёл всё уже отлажено до совершенства.

В восковых кельях личинки размышляют о смысле пчеловеческой жизни и о собственном призвании. Поэтому они вырастают полностью к нему приспособленными, а их знания передаются всему пчеловечеству.

Летающие пчеловеки смотрят с удивлением на довольно бестолковых людей, довольствующихся всего двумя глазами и плохо умеющих организовать свою жизнь. Пчеловечество давно научилось снисходительно делиться с людьми своим медовым достоянием, чтобы сохранять привычные устои жизни.

Разве от человечества добьёшься чего-то большего?..

логотип сайта

5 НЕПРОСТЫХ ВОПРОСОВ

Бывают вопросы, не имеющие однозначных ответов. Ответы на них лежат как бы вне плоскости самого вопроса. Но подумать над ними порою очень полезно для поддержания в тонусе отношения к другим и к себе самому. Вот несколько простых примеров таких непростых вопросов:

1 - Является ли чревоугодием, если с аппетитом ешь всё, что ешь?

2 - Является ли скупостью экономность сейчас ради осуществления важной цели в дальнейшем?

3 - Является ли гордыней трезвое осознание смысла и значения своей жизни?

4 - Является ли глубокая сосредоточенность на том, что ты считаешь важнее прочего, невниманием к остальному?

5 - Является ли ленью предпочтение мыслительных усилий физическим?

А кстати: что же полезного в том, чтобы раздумывать над подобными вещами?..
логотип сайта

Вывесочный рекордсмен

Небольшой магазинчик в одном столичном городке менял свою вывеску каждый месяц. Вернее, вывеску менял очередной владелец. Он завозил другой набор товаров, а через месяц почему-то всё снова менялось.

Окрестные жители привыкли спрашивать друг друга:

- Чем сегодня у нас торгуют?

И ждали, когда начнут торговать нужными товарами, вместо того, чтобы ехать за ними куда-то ещё.
Сам же магазинчик мечтал прославиться, попав в книгу рекордов по количеству своих вывесок.
логотип сайта

Три опасных иллюзии

- Почему-то у меня со многими конфликты... – жаловался пациент доктору Сальве. – Почему-то многие обижают меня своим непониманием...

Доктор Сальве умел прощупать пришедшего за помощью человека, не дотрагиваясь до него. Так он поступил и на этот раз. Потом вручил ему три коробочки неаптечных лекарств и проинструктировал:

- Сначала принимайте вот эти таблетки. Они помогут понять, что не все вокруг думают здраво. Когда закончатся, принимайте эти, чтобы запомнить: никто не думает так, как вы. Потом переходите к последнему лекарству. Оно горьковатое, но зато не будете думать, что все люди непременно думают. Много вообще незадумчивых. Значит, и обижаться нечего.

логотип сайта

Старинный двухтомник

В «Магазине старинных двухтомников» было много интересных книг, однако никаких двухтомников Ридер не увидел. Стоили книги дорого, но всё-таки он набрал денег на небольшую книгу двухсотлетней давности.

А продавец вручил ему вместе с ней толстый современный том почти с таким же названием.

- Что это? - удивился Ридер.

- Здесь история той книги, которую вы купили, её автора и обстоятельств её написания, - объяснил продавец. – Вместе эти книги гораздо интереснее. Поэтому мы продаём двухтомники. Хотя второй том пока не очень старинный, но скоро он тоже станет библиографической редкостью.

«Тогда придётся на трёхтомники переходить», - уходя, подумал Ридер.

логотип сайта

Непопрошайка

Сидел на скамейке в сквере человек с плакатиком, как у попрошаек, и коробочкой для денег. Только буквы на плакатике были очень мелкие.

Подошёл к нему любопытный, сел рядом, стал плакатик читать. Там очень интересный рассказ оказался. А в самом низу написано: «Спасибо, что прочитали мой рассказ! Больше мне ничего не надо, я не попрошайка».

- А зачем же коробочка для денег? - поинтересовался любопытный.

- Это если  кто-нибудь захочет книгу моих рассказов купить. Магазины-то её не принимают, - объяснил автор.

- Хочу! - обрадовался читатель.

Вручил ему непопрошайка книгу и даже чек на специальной машинке напечатал.
логотип сайта

Новпая книга: «Моя война, на которой я не был... и которую не могу забыть»



Опубликована в электронном виде книга, которая возникала постепенно: «Моя война, на которой я не был... и которую не могу забыть».

Всё началось с предложения послать материал, связанный с ВОВ, в сборник нашего Российского союза профессиональных литераторов. Я и написал большой очерк, ограничившись заданным объёмом. Это было в самом конце прошлого года. Но всё больше я ощущал, что не сказал многих важных вещей, и стала приходить мысль о книге. Между тем, настало 75-летие Победы, и я не удлинил, а сократил свой очерк, сделав из него не слишком большой пост. Но мысль о книге ещё усилилась, и я почти готов был ею заняться. Но наконец-то я получил в распоряжение письма моего отца в компьютерном виде – и, отложив всё занялся приведением их в самостоятельную книгу (Гавриил Кротов «Мы будем вместе», о ней я уже сообщал). И эти письма оказались окончательным импульсом к осуществлению той книги, которая теперь уже тоже опубликована.

Вот ссылка на её страницу:
https://ridero.ru/books/moya_voina_na_kotoroi_ya_ne_byl/
(напоминаю, что там можно четверть книги прочитать бесплатно, но приобретать её дешевле у меня, да и мне это интереснее, а первый, кто вызовется быть первочитом, получит её бесплатно – в обмен на отзыв – написав мне на krotovv@gmail.com).

В этой небольшой книге я рассказываю о судьбах своих родственников во время Великой Отечественной войны, чтобы показать, насколько глубоко она затронула меня самого. Книгу можно отнести к одному из свидетельств первого послевоенного поколения о том, что история этой войны остаётся значительной для всех нас, благодарных фронтовикам и всем, кто трудился ради победы над захватчиками.

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ:

Человеку принадлежит не только его прошлое, но и прошлое человечества. Это тоже важная часть его жизни. Прошлое человечества принадлежит тебе в той мере, в которой ты его осознаёшь и осваиваешь: стремишься разглядеть и понять главное.
Одним из таких достояний стала для меня беспокойная и болезненная память о нашей Великой Отечественной войне. «Вторая мировая» - лишь куда более размытое для меня представление о том, что военная беда по-разному разразилась во многих странах и поразила многие судьбы. Не все несчастья одинаково может вместить человеческая душа.

Свидетельство, которое я сейчас пишу, изначально прописано во мне самом – начиная с имени, которое дали мне, как и многим моим сверстникам, в честь долгожданной, выстраданной Победы. Это свидетельство вписано в меня судьбами моей родни, похожими на немыслимое множество других судеб. Не сразу я начал осознавать это как своё дело, и лишь сейчас, когда мне за семьдесят, накопилось понимание того, что должен многое рассказать о войне, на которой не был – и потому не очень-то, казалось бы, пригоден к роли свидетеля.

Слишком часто я вижу, что для многих моих молодых современников Отечественная война – это что-то печальное, но давно прошедшее, а теперь обросшее звонким и почти ничего не значащим пропагандистским пафосом. Кто-то поддерживает этот пафос, кто-то иронизирует над ним, кто-то старается подменить его другим пафосом, иной пропагандой, а для кого-то всё это просто неинтересно.

Мне тоже не по вкусу избыток пафоса и пропагандистские рельсы, по которым его направляют в ту или иную сторону. Я просто чувствую, что обязан рассказать о конкретных своих переживаниях, потому что они – часть нашей общей памяти. Потому что я врос в память об Отечественной войне своими родовыми корнями. А ещё – потому что переживших войну всё меньше, и всё важнее свидетельствовать нам, их детям.
логотип сайта

Сложности с волшебством

Простак сам жил по-простейшему и другим рассказывал, как это делать. Его знакомый волшебник, которому это очень нравилось, сделал так, что Простака пригласили выступить в Академии наук.

Но сорвалось: извинились перед Простаком и отменили выступление. Сказали, что неожиданно приехал знаме-нитый учёный и согласился в этот день выступить...

Тогда волшебник устроил так, что Простаку предложили издать книгу. Но потом оказалось, что деньги нужны на издание какого-то боевика. Тут уж даже не извинились...

Когда волшебник ещё что-то предложил, Простак только руками замахал:

- Хватит волшебничать! Буду по-простейшему, как и раньше: кому интересно, тем и рассказываю.