Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Мудрость психологии, или Голос Эриксона

Прочитал книгу: Милтон Эриксон "Мой голос останется с вами" (С-П, "Петербург - XXI век", 1995, 256 с.).

У этой книги, собственно, два автора - много сделал Сидней Розен, собравший и прокомментировавший рассказы Эриксона. Но для меня главное было, конечно в первом знакомстве с легендарным психотерапевтом, чья деятельность привела, в частности, к зарождению методики НЛП.

Истории, собранные в этой книге, удивительны и самоотчётом Эриксона и его применением их для работы и с пациентами, и с формирующимся психотерапевтами. Текст их можно найти в интернете, чем я и воспользуюсь, приведа для иллюстрации один из рассказов:

Мы, калеки

К концу третьей недели занятий (студенты уже знали, что я люблю шутки. И тогда я сказал им: "В следующий понедельник утром ты, Джерри, пойдешь на пятый этаж и оставишь там двери лифта открытыми. А ты, Томми, будешь стоять у лестничного пролета и смотреть, что будет твориться на первом этаже. Когда увидишь, что я поднимаюсь по лестницей дай сигнал Джерри отпустить двери лифта, чтобы они закрылись, а ты, Сэм, будешь стоять на первом этаже и нажимать на кнопку вызова лифта. А тем временем вы распустите слух, что в понедельник утром Эриксон собирается выкинуть одну из своих "штучек".

Слух пошел хороший, и в следующий понедельник они все были на занятиях, включая мальчика с протезом. Этот студент на первом курсе был очень общительным и дружелюбным со всеми. На втором курсе все полюбили его, как и он всех остальных. Он был общительным, способным студентом, которого все любили и уважали. На втором курсе он не по своей вине попал в автокатастрофу и потерял ногу. Когда ему сделали протез, он стал замкнутым и очень ранимым. Декан предупреждал меня, что, несмотря на замкнутость и ранимость, он очень способный студент. Но от его дружелюбности не осталось и следа, он никогда не отвечает на приветствия, никогда ни с кем не здоровается, а просто зарывается в книги и занимается своим делом.

Я попросил декана подождать пару месяцев, чтобы студенты привыкли ко мне и познакомились поближе, а потом уж я займусь этим парнем. И вот, в понедельник, когда Джерри держал двери лифта, а Томми наблюдал за происходящим на лестнице, я в половине восьмого вошел в здание и застал всю группу у дверей лифта. Я включился в их разговор о погоде, о событиях в Детройте и о разном другом, а потом спросил: "Что у тебя с пальцем, Сэм? Ты обессилел? Нажми на кнопку вызова".

"Я нажимал", - сказал он.

"Может быть, ты мало каши ел, так нажми на нее двумя руками".

"И двумя нажимал, но этот чертов дворник так озабочен спуском своих ведер, что наверняка оставил дверь открытой, чтобы никто не перехватил лифт".

Я подождал немного и сказал Сэму: "Нажми еще раз".

Он нажал, но безрезультатно. Наконец, когда было пять минут девятого, я обратился к студенту с протезом: "Ну что, давай мы будем прыгать по ступенькам, а лифт оставим тем, кто здоров". "Мы, калеки", начали подпрыгивая забираться вверх по лестнице. Томми дал сигнал Джерри. Сэм нажал на кнопку. Здоровые остались ждать лифта. Уже через час этот студент был вновь социализирован. Он получил новую самоидентификацию. Он принадлежал к профессорской группе "Мы, калеки". Я был профессором. У меня была больная нога, и он отождествил себя со мной, а я, в свою очередь, отождествил себя с ним. Таким образом, получив новый статус, он восстановил все свои бывшие социальные связи. Через час он уже свободно общался.




Tags: книги, чтение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments