Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Разум, его псевдонимы и крылатое мышление

Продолжаю цикл эссе о самом главном. Раньше были:
Бысокамолуч .
Пятерной узел - это особенно важно прочитать как введение к следующему эссе и к сегодняшнему.
Что такое увязывание .

Сегодняшнее эссе - о том, что такое разум, какие он носит псевдонимы и, наконец, о двух крыльях мышления, о равноправии логического мышление и образного.

По-прежнему взываю к каждому, кто возьмётся прочитать, не только прочитать, но и отозваться. Мне это крайне полезно для последующей работы!

Вот и само эссе:


Крылатое мышление


Часть 1. Зрячий свет

Порою хочется подумать: а что это вообще такое – думать? Так, просто для себя понять, без всяких философий. Вот что такое видеть – понятнее. Я глазами вижу. Закрою их, и уже ничего не видно. Открою – видно. Если, конечно, не тьма кромешная вокруг.

А вот думать... Скажите, скажите мне, что я головой думаю. Или ещё научнее: мозгом. Это вы так думаете, своей головой. А меня здесь что-то не устраивает. Разумеется, я догадываюсь, что если головы у меня не будет, я думать перестану. Но ведь не только думать... Да и проверять трудно. Есть голова – думаешь, нет головы – не думаешь. Опять есть – опять думаешь... Да? Размечтался...

Сон опять же смущает. Когда я сплю, голова есть, а вот думаньем не получается заниматься. Даже если сновидение показывают, в нём не так уж и думается. Скорее переживается. А когда проснёшься, подумаешь – тьфу, даже переживалась какая-то ерунда.


Есть у меня знакомый (по книгам знакомый, не по жизни, но это тоже здорово), Декартом зовут, так тот просто говорил: «Думаю – значит я есть, а не думаю – извините, ку-ку».

Вот без этого самого думанья и меня как бы нет. Поэтому очень хочется понять, что это такое.

Снова мне на ум зрение приходит. В полной темноте ничего не видишь. Всё начинается, когда свет возникает. Вот, наверное, и думать только при особом думательном свете возможно. Немного такого света и в сновидение может проникнуть, но совсем уж немного. Зато когда проснулся, выспавшись, сразу думательный свет зажигается. Может, думанье и есть этот свет?

Стоп. Но смотрю-то я глазами. Если свет есть, но глаза закрыты, я всё равно в потёмках. Получается, что думанье – это ещё и зрение. То есть мало того, что думательный свет куда дальше достаёт, чем какая угодно лампочка и лучи любого светила, он ещё такой особый, что одновременно и видит. Тем и особый, что это зрячий свет. Вот это и есть моё думанье.


Ох, чувствую я, что меня сразу допрашивать начнут. Ладно, - скажут, - придумал ты какой-то зрячий свет, вроде жареного мороженого, а откуда же он такой берётся? Не буду в спор ввязываться, отвечу: не знаю. Может, он сам образовался. Может, подарил мне его Кто-нибудь. Но вот он есть – и я есть. Или – ха-ха! – думаю, что я есть. Но с меня и этого довольно.

Задайте мне и ещё один вопрос. Просто прошу его задать. Что же такое тогда разум? Тут я подскочу от удовольствия и закричу во всё горло, как Архимед свою «эврику» кричал: Это и есть зрячий свет, и ничего другого быть не может! Ну, сами подумайте...

Разум – это зрячий свет.

А то, что здесь написано, - его скромный автопортрет росчерком пера. Если не нравится, то у меня просто почерк корявый...

Вот до чего мы с ним додумались.


Часть 2. Псевдонимы разума

Умные-разумные меня так озадачили, что я долго ходил и думал: а что такое думать? Что такое ум и разум и часто ли один за другой заходит? Ничего, думал-думал, и всё придумал. Ну, не сам я, конечно, а мой разум.

У него, оказывается, много всяких псевдонимов. Потому что приходится разными делами заниматься.

Вот, например, ум. Это такой направленный луч разума. Специализированное мышление. Способность к осмыслению определённой стороны жизни. И увязывательное мастерство, конечно, но применительно именно к этой самой стороне. Так что ум, зашедший за разум, - просто весёлая такая метафора, вроде борьбы нанайских мальчиков, которые потом оказываются одним взрослым.

Ещё ум занимается думаньем (не мышлением, тут разум без псевдоним обходится). Думать — любопытное дело, это или решать проблемы, или создавать их. Это ходить на занятия внутренней школы. А потом, после занятий, - мастерить миры из лоскутков мира.

Очень любит разум становиться этаким своим парнем, простецким и сноровистым. Тогда он называет себя здравым смыслом. Это хозяин практической деятельности на подсобном хозяйстве обыденности. С ним тепло, уютно, он в обиду не даст.

Иногда разум оказывается завербованным своим владельцем на логическую службу. Ну, сами знаете, эти рациональные дела: туда-сюда, суждения-рассуждения... Тут он настаивает, чтобы его совсем по-другому называли, потому что работа такая, на любителя. Даже мужской род на женский меняет — логикой зваться предпочитает. Тут ему нужно особое умение соединять, разъединяя, а также дрессировать факты, чтобы они выстраивались в нужном порядке. Часто требуется от него искусство оправдывать и способность сводить концы с концами, хотя ему было бы интереснее сводить начала с началами. В общем, логика — это что-то вроде здравого смысла, получившего образование. С точностью до разницы в роде.

Особый псевдоним разум приберегает на случай, когда хозяину пофорсить хочется (самому-то ему это ни к чему, но владелец есть владелец, с ним считаться надо). Можно, в конце концов, время от времени облачиться в пиджак с галстуком, или там в смокинг, и назвать себя интеллектом. Изобретательным эрудитом, источающим суждения. Демонстратором соединённости предъявленных фактов.


Но всё-таки, думаю, он прежде всего остаётся разумом – откровением откровений. Увеличителем для всякой стоящей мысли. Способностью видеть единство мира в конкретных его проявлениях. Генератором духовной способности мыслить. Да, мышление – это его прерогатива.

Мышление... Наш путь от удивления к пониманию. Переход от биологической жизни к космической. Внутреннее воссоздание мира. Стремление истины пробиться сквозь мозговое зашумление, которое мы искусно организуем. Процесс созревания редчайшего плода: собственного мнения...


Вот что я надумал и намыслил. Ну, не сам по себе, конечно, а с помощью моего разума. Спасибо ему, как говорится, за полезные консультации.


Часть 3. Два крыла мышления

Что-то у меня вместе рассуждений образ за образом пошли. Только что зрячий свет был. Теперь, оказывается, у этого зрячего света ещё разные псевдонимы имеются. Ладно, терять мне нечего, пусть теперь ещё пойдёт речь о крыльях. Такой крылатый зрячий свет с псевдонимами. Пора ставить смайлик.

Конечно, можно было бы сказать построже. Есть, мол, у человеческого мышления две стороны, две основы, два аспекта, два субстанциональных феномена... Ну, как? Ещё строже или хватит? Можно, всё-таки лучше о крыльях?..


Беда в том, что мы к некоторым псевдонимам, которые сами же и придумали, относимся слишком серьёзно – как к самостоятельным персонам. А если логику считать разумом, но и всё мышление наше должно быть логическим, рациональным, умным, интеллектуальным... Тут все псевдонимы в ход пойдут, кроме настоящего имени.

Но это всё не так. Псевдонимы псевдонимами, но разум вырывается за рамки любого из них. И наше мышление – речь разума – устроено вовсе не так однобоко. Пытаться мыслить чисто логически так же нелепо, как птице пытаться обойтись в полёте одним крылом.

Подсказкой нам может послужить устройство человеческого мозга. Два полушария – как два крыла. Пусть физически они больше похожи на замысловатые эмбрионы крыльев, но для каждого, кто знает способность мысли летать и парить, образ будет понятен и близок.

Изучение мозга даже подсказывает нам, какое крыло правое, а какое левое. Ведь известно же о левополушарном мышлении (логическом, систематическом) и о правополушарном (образном, интуитивном). Так что вроде бы мы пришли к чему-то само собой очевидному. Ха! Если бы...

Оказывается, наша культура, при всей очевидности двукрылого характера мышления, построена преимущественно на диктатуре логики. Не только в общественной жизни, в науке, здесь само собой призыв «Докажи!» служит самым модным слоганом. Но и наше собственное, личное, персонально-индивидуальное мышление априори пронизано почтением к доказательству и логике. Ещё бы – не зря всё наше окружение старательно приучало нас к этом с младых ногтей.

Даже обидное выражение «женская логика» (а женщины, конечно, больше мужчин склонны к образному, метафорическому, интуитивному мышлению) отсчитывает норму от логики. Если сказать «женское мышление» и поразмышлять не только о его парадоксальных особенностях, но и об особых достоинствах, никакой иронии не останется места.

Медленно, но неизбежно мы начинаем осознавать мощные возможности образно-интуитивного мышления. Не нуждаясь в пошаговом движении, препятствующем прыжкам и полётам, оно способно добывать открытия из океана Тайны – там, куда не проложены ещё мосты и дамбы познания, и даже там, куда они никогда не дотянутся. Рационализм всегда останется логической решёткой, отгораживающей от Тайны тех, кто мало способен к полётам из-за того, что одно крыло гораздо больше и мускулистее другого.

Здесь я подчёркиваю преимущества и ценные качества образного крыла мышления. Это не значит, что нет своих преимуществ и ценных качеств у логического крыла мышления, просто то нам привычнее, и его апологетов найдётся предостаточно.

Именно для того, чтобы мы лучше восприняли мощь двукрылого мышления и особую свободу, которую оно нам несёт, я готов пропеть хвалебную песнь метафорическому его крылу – интуиции, художественному образу, сгущённому до символа переживанию.


Интуиция – это загадочная отгадка, невыстроенное постижение. Это искусство думать, не раздумывая, умение узнать Тайну по её дыханию. Можно считать её отмычкой к Замыслу, а можно – особым доверием к тебе Господа Бога. Это проблеск в просвете, игла, пронзающая изолированные слои знания, непредсказуемая способность предсказывать. Или, попросту, чтобы не так возвышенно, - это рыбная ловля между знанием и незнанием.

А метафора служит спусковым крючком интуиции. Но и сама по себе она может оказаться взрывчаткой воображения, прокладывающей путь удивляющейся фантазии. Метафора – это неожиданность, выпорхнувшая из привычного, но вместе с тем – это азартное виденье единства. Это найденное сходство, углубляющее уникальность каждой из тех вещей, сходство которых мы обнаружили. Метафора – это убежище смысла в образе. Метафоричность – это радость маскарада, обнажающего суть.

Не только строгие чертежи доказательств позволяют увидеть нам очертания идеи. Образ – это её импрессионистический портрет, гораздо более выразительный и убедительный, позволяющий воспринять её душой и сердцем. Настоящий художественный образ – это светящаяся неожиданность на небосводе привычных впечатлений.


Вот теперь, немного выговорившись, я могу подвести итог.

Человеку нужны и соображение, и воображение. И логика, и интуиция. Два полушария нашего мозга символизируют два крыла мышления. Разумное – значит сообразительно-вообразительное.

Разум пользуется для увязывания как рациональным мышлением, так и метафорическим. Каждое из них обладает своими способами постижения, и он способен распознавать истину и в доказательстве, и в образе. Метафорическое мышление не умаляет рациональное, а обогащает его. Как и наоборот.

Метафорическое мышление может быть прорывным, позволяющим увидеть то, что только ещё предстоит понять, то есть освоить логическим мышлением. Иногда рациональное понимание некоторой мысли вообще недостижимо в обозримой перспективе.

Образ – не доказательство. Он не может удовлетворять логике и производить необходимую ей рассудочную работу. Но образ может быть убедительством и производить в мышлении человека сдвиги, которые порою не под силу никакому доказательству.

Высочайшее достижение логики – правильность. Всего лишь правильность. Ей далеко до пронзительности, свойственной яркому образу. Наши страхи и радости, разочарования и мечты, все наши переживания – образны. Именно благодаря им, мы видим жизнь выпукло и красочно. Рациональные суждения плоски и графичны.

Рациональное и образное мышление – это не две дискретные категории. Это лишь обозначение полюсов спектра, в котором бесконечное количество оттенков, сочетаний рационального и образного. Метафорическое мышление скачкообразно и проникновенно. Рациональное - последовательно и осторожно. Не надо сталкивать их в противоборстве. Пусть лучше сотрудничают.

Метафорическое освоение реальности доступнее и ёмче для тех, кому затруднительно или скучно логическое её осмысление. В свою очередь, рациональное мышление спасительно для тех, кому не хватает смысла и определённости в художественных образах. Но только соединение этих подходов даёт подлинную свободу мысли.
Tags: Увязывательная мастерская, вызов, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments