Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Узелковое письмо смысла. Письмо об увязывании

Предпоследнее эссе из третьей главы "Писем из внутренних путешествий".

Узелковое письмо смысла
Письмо об увязывании

На этот раз, друг мой, мы отправимся взглянуть на необходимейшую деятельность разума, которую можно назвать увязыванием. Она основана на том, что разум не только позволяет нам видеть явления, понимать их сущность и смысл, но и увязывать их друг с другом, устанавливать смысловые связи того, с чем мы имеем дело. Соединительной работой увязывания по-своему занимается каждый человек. Когда эта работа идёт особенно успешно и становится интересной для многих, мы называем её философией. Но, может быть, стоит считать философом каждого из нас. Ведь каждый занимается увязыванием хотя бы для себя самого.

Когда жизнь только начинается, человек воспринимает её как цельную данность, хотя уже тогда ему приходится как-то согласовывать свои восприятия, увязывать внутреннее с внешним. По мере расширения опыта и развития способности мыслить, он обнаруживает повсюду много разнообразных неувязок. Их можно не замечать или игнорировать. А можно пытаться увязывать непонятно болтающиеся кончики причин и следствий друг с другом, соединять отдельные постижения в единую картину, пользуясь при этом и выстраивающим мышлением, и улавливающим.

Не думаю, друг мой, что открываю тебе нечто новое. Ведь увязывать друг с другом встреченные явления, свои переживания и известные тебе факты, согласовывать свои восприятия – главный инстинкт мышления. Увязывание внутреннего мира с внешним – постоянная работа человека. Наверное, из неё вытекают все остальные наши работы.


Жизнь человеческую часто уподобляют морскому плаванию – причём не современному, пронизанному облегчающими технологиями, а парусному, рискованному и нелёгкому. И умение вязать узлы, заниматься увязыванием, здесь совершенно необходимо... Расскажу-ка об этом притчу.

Сошёл моряк на берег, когда судно встало в порту на стоянку. Решил прогуляться и набрёл на  старика-мудреца, который беседовал со своими учениками. Постоял моряк, послушал, а когда ученики стали расходиться, подошёл к старику и говорит: «Как у тебя так ловко слова складываются? Что ни скажешь – чувствую: так оно и есть. А вот самому до такого не додуматься».

Улыбнулся старик, протянул моряку верёвку и просит: «Завяжи такой узел, чтобы я не  смог развязать». Моряк завязал. Попробовал старик – не развязывается.  «А теперь такой, - говорит, - чтобы легко развязался». Моряк быстро распустил первый узел, завязал другой. «А какие ещё узлы знаешь?» - спросил старик. Матрос ещё несколько показал. «Да, - восхитился старик. – Ловко у тебя получается». – «Ещё бы! от этого на море жизнь зависит», - говорит матрос. «Вот и я учу правильно мысли увязывать, - кивнул старик. – Ведь от этого жизнь на земле зависит... Да и на море тоже».


Увязывание – это внутреннее согласование того, что поначалу кажется рассогласованным. Разум занимается этим во всех своих проявлениях – и как рассудок, и как здравый смысл, и как ум, направленный на определённую сферу жизни. Но ни один из этих подходов не может стать окончательным или решающим. Ведь разум как осмысливающее зрение ведёт нас и дальше, к верхним уровням смысла.

Вместе с тем увязывание – это действие, а не просто мысленное упражнение. Это соединение друг с другом явлений, с которыми имеешь дело практически. И соединение их собой: сначала своей мыслью, а затем своим поведением.

Собственное понимание – лишь один из способов увязывания. Многие явления соединяются убедительностью чужих доказательств (даже без полного их освоения), мнением авторитетов, а иногда и просто тех, кто рядом с тобой. В то же время нам недостаточно того лишь, что называют пониманием, подразумевая логическую согласованность утверждений. Необходимо также интуитивное и образное соединение представлений. В перекрестье интуиции и логики, анализа и образа разворачивается многочисленными ракурсами то, что высветил зрячий свет разума в твоём внутреннем мире и в мире внешнем. Эти явления, их ракурсы и нужно согласовать друг с другом.

Увязывание вполне может быть невербальным. Искусство – не только создание образов восприятия жизни, но и внесловесное согласование этих образов с другими способами восприятия. Даже в словесном искусстве есть свои невербальные элементы. Цель увязывания не в том, чтобы всё делать ясным для себя. Жизненно необходимо также увязывать ясное с неясным, смутным, бередящим...


Что самое важное в жизни? Понять: что самое важное. Остальное – уже исходя из этого. Поэтому необходимо время от времени выстраивать лестницу значимости, приоритетов. Иначе можно провести жизнь за увязыванием мелочей, так и не соизмерив их с главным. Поэтому правильнее говорить об ориентирующем увязывании, а не об увязывании вообще, всего со всем. Увязать всё со всем не под силу человеку, да и не нужно ему. Увязывание – это прежде всего выбор вещей для увязывания.

Кроме общежизненной работы по увязыванию, можно говорить также о главных проблемах увязывания на сегодняшний день, в сегодняшних обстоятельствах. Крупные приоритеты в основном сохраняются, но их значение на сегодня может быть разным.

Если заниматься классификацией, можно заметить, что ориентирующему увязыванию противостоит увязывание успокоительное, позволяющее примириться с существующим положением дел. И то, и другое обычно участвуют в согласовании эмоций, когда они противоречат друг другу. С ним соседствует бытовое увязывание, которое называют обычно здравым смыслом. Познавательное увязывание располагает нас к восприятию самых различных наблюдений и поиску связей между ними, а целевое направлено на определённый круг явлений. Стоит различать свободное ориентирующее увязывание и идеологизированное, приводящее всё встреченное к предопределённым догматами интерпретациям. Мировоззренческое увязывание – совсем не то, что поведенческое. А помимо общего увязывания, существуют ещё разные частные его виды: например, логическое, этическое, эстетическое, веровательное, долженствующее, родственное, дружеское, любящее, социальное, личностное (основанное на представлении о своём призвании)... Но мы ведь не будем усердствовать в классификациях?..


Увязывание начинается с побуждения к увязыванию. С расположения к нему. С осознания его необходимости. Ведь можно считать, что всё у тебя в порядке, по двум основаниям: либо от продумывания, либо от недодумывания. Увы, второй способ легче и гораздо распространённее. Но хорошо бы нам с тобой, друг мой, не соблазняться этой лёгкостью. Поэтому нам стоит строить модели и создавать образы, философствовать и стремиться к мудрости – заботясь об основе для дружбы с жизнью.

Всегда остаётся много неизвестного и непонятного. Увязывание похоже на сооружение плетёного мостика над пропастью. Он узок и зыбок, но идти можно.

В то же время есть же такие специальные люди – философы. Может быть, им и надо предоставить профессионально заниматься увязыванием? А мы, люди других специальностей, будем пользоваться результатами их усилий. Ведь прогресс ведёт к разделению труда. Так зачем каждому заниматься философией?..

Каждому заниматься философией не обязательно. Но каждый, сознательно или бессознательно, занимается увязыванием. Хорошо, что есть заповедник философии. В нём сохраняются важные генотипы мысли. Но это особая территория. Не каждый может позволить себе выбраться в заповедник. А увязывать важные вещи друг с другом нужно каждому.

Мудрость увязывания начинается с понимания того, что надо жить собственным умом. Можно уверенно говорить о презумпции способности к увязыванию: Каждый человек – единственный специалист по своему увязыванию. Ни одно учение, ни один мудрец не вручит тебе истину-панацею, которая действовала бы сама по себе, без необходимого тебе личного усвоения. А чем лучше занимаешься увязыванием, тем глубже потребность в развитии этого навыка. Увязывание – это твоё движение к мудрости.

Слово «увязывание» позволяет отличать сегодняшнюю традиционную философию от того практического ориентирования, философского по сути, которым по-своему занимается каждый человек.

Увязывание не отрицает философию, даже самую что ни на есть классическую и научно-академическую. Хорошо, что есть такая область знаний, здесь можно найти большой и плодотворный материал для размышлений и пониманий. Но подлинная философия – это конкретные философы, занимавшиеся и занимающиеся, по сути, именно увязыванием,. Каждому из них удалось сделать некоторые замечательные открытия, важные для любого человека. Ведь мыслитель преодолевает, увязывает в себе не только свои неувязки, но и чужие.


Наше окружение с детства приучает к общепринятым приёмам увязывания. Но, вырастая, мы должны понимать, что эти общепринятые приёмы имеют свои ограничения и недостатки для одного, хотя те же их свойства могут годиться для другого. И наше собственное саморазвитие, которое приходит постепенно на смену исходной фокусировке, должно учитывать, что каждому нужны свои подходы к увязыванию.

А существует ли вообще проблема увязывания в ранних возрастах? Или, по сути, это забота более позднего периода жизни, а поначалу человек зависит от чужих находок в этом деле, от умения старшин передать ему представления об основных жизненных ориентирах?.. Но в каком бы возрасте он ни находился, увязывать вещи в себе самом, усваивать их связи приходится ему самому,. Поэтому культуру увязывания стоит развивать на всех уровнях, во всех возрастах – чтобы она помогала формированию личной культуры человека.

Нужно ли учить детей философии? Конечно, нет! Нужно ли приучать их к навыкам увязывания? Конечно, да. И важно сделать это увлекательным занятием.


Невозможно всё в своей жизни увязать раз и навсегда, а затем лишь пользоваться результатами проделанной работы. Нельзя и заниматься им непрерывно, забыв про всё остальное. Поэтому нужно развивать умение выделить главные для увязывания вещи и готовность к освоению встреченных суждений об этих вещах. Либо переводить эти суждения на свой язык, либо стремиться понять, почему перевод невозможен. То есть принять или возразить. И не пытаться осуществить увязывание за другого человека, ему можно лишь помочь в этом и постараться расположить к самостоятельному увязыванию.

Увязывание служит непосредственным практическим воплощением опоры на разум, необходимым и пригодным для каждого из нас. Это одно из важнейших средств обеспечения нашей дружбы с жизнью во всём её многообразии.

К использованию этого средства нас подталкивают обнаруживаемые неувязки в нашей жизни, о них мы когда-нибудь поговорим отдельно.

Усилить свои возможности в сфере увязывания может помочь обращение к философии. О том, что для этого нужно человеку и в чём должна пойти ему навстречу философская традиция, о той личностной философии, которой она должна уделить особое внимание, мы тоже когда-нибудь поговорим отдельно.

Но – с философией или без неё – нам многое даёт и та самобытность увязывания, которая свойственна каждому из нас и развивать которую можно разными путями. И об этом тоже... да-да, ты угадал, друг мой, когда-нибудь мы поговорим отдельно. Если я пройду эту часть писательской работы, а ты – читательской.

А пока, прощаясь в очередной раз, скажу так:

Сама наша жизнь – это постоянное увязывание. Каждый человек – узелок мироздания, и хочется быть прочным узелком.
 
Tags: письма о дружбе с жизнью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments