Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Представить непредставимое. Письмо о взгляде за пределы

Ещё одно письмо (предпоследнее) из пятой главы Писем из внутренних путешествий. Предыдущие письма можно найти здесь (в обратном порядке).


Представить непредставимое
Письмо о взгляде за пределы

Название этого письма, может быть, слишком парадоксально, и наводит на мысль о расположенности автора к ремеслу иллюзиониста или гипнотизёра. Но таких амбиций, друг мой, у меня нет. Просто хочу отправиться с тобой в удивительный край, где кишмя кишат предположения и фантазии. Но мы постараемся и здесь не расставаться с важнейшими реалиями человеческой жизни.


Взгляд за пределы – это духовная зоркость души.

Интересно, можем ли мы хоть в какой-то степени заглянуть за пределы земной жизни человека?.. Такой взгляд обращён к возможностям, скрытым в Тайне, но необходим прежде всего для реальной жизни. Главное средство здесь – улавливающее мышление человека, сосредоточенное не на познании Тайны, а на прикосновении к ней. Сосредоточенное не на конкретных иных мирах, а на принципиальном представлении об Иномирье.

Итак, наша задача – непредвзято осмыслить предположение о послесмертном существовании, а также об иных измерениях жизни. А через это углубить понимание известной нам земной жизни. Нам нужно подумать, без мистических придыханий, о том, что в обычную реальность не входит, но в ней подспудно участвует. Прежде всего, имея в виду насыщение смыслом допредельной реальности, а не безудержное расширение области мыслимого.

Может показаться, что «взгляд за пределы» звучит как-то неопределённо. Взгляд за пределы чего? Кое-что попробую перечислить. За пределы земной жизни. За пределы знакомого нам мира, даже если включить в него все незнакомые пока планеты, звёзды и галактики. За пределы интеллекта – вернее, его способности выстраивать и увязывать. За пределы любых теорий и гипотез. За пределы всего, что нам знакомо и привычно здесь и сейчас...

Может, пределы и нужны для того, чтобы за них заглядывать. Это не прерогатива визионеров, а естественная потребность каждого, кто задумывается о смысле человеческой жизни. Это продолжение попыток составить представление о завтрашнем дне, о будущем человечества. Дальнейшее развитие тех же усилий.

Это такая же естественная забота, как взгляд в окно перед выходом на улицу: надо ли взять зонтик? надо ли потеплее одеться?.. Даже более оправданная – ведь не попасть впросак там, за смертным пределом, ещё важнее. Сама готовность человека осмысливать то, с чем человек не может, казалось бы, столкнуться в своём жизненном опыте, что лежит за границей жизни, очень важна. Вырабатывается она не всегда легко и просто.


Каждому нужен собственный взгляд за пределы.

Интерес к тому, что за пределами, не противоречит уважению к Тайне – наоборот, вполне ему отвечает. Интерес и уважение питают друг друга. Важно лишь соблюдать некоторую осторожность: не лезть на полку, до которой ещё не дорос, не баловаться спичками... Но взгляду мысленному есть ли пределы? Пределы существуют для земного зрения, но не для мысли. Иногда её придавливает к земле притяжение рационального ума и здравого смысла, но не обязательно поддаваться этому притяжению.

С какими бы ограничениями ни столкнулся человек, ему свойственно пытаться за них заглянуть. Странно, если смертный предел становится этаким боязливым исключением. Когда человек не даёт свободу своему естественному смысловому интересу к тому, что же там, дальше, у него в подсознании накапливается подспудная тяга к образам запредельного. Этот подавленный интерес может обернуться (например, под влиянием окружения, под давлением возраста или из-за обрушившегося несчастья) самыми невероятными фантазиями и предрассудками, которые он, уже не заботясь о смысле и увязывании, принимает за реальность.

Вообще же, человеку необходимо постоянно выглядывать за пределы своего привычного опыта – чтобы двигаться к приобретению новых восприятий, ориентируясь на это и готовясь к этому. Стремление к заглядыванию за пределы естественнее для людей, которые больше других способны к мистическим переживаниям, не только дающим возможность взглянуть за пределы, но и побуждающим к этому. Человек с рационалистической исходной фокусировкой отгорожен стеной рационализма-материализма от восприятий и размышлений такого рода. Однако ему они тоже необходимы, хотя бы в минимальной дозе – как витамины.

Любой, не только мистически настроенный человек, кто может рассказать о том, что ему самому довелось ощутить и почувствовать – пусть неясно и недоказуемо – там, в этой загадочной области за пределами земного восприятия, достоин внимания. Но эти свидетельства неизбежно останутся для другого человека – чужими. Их можно принять во внимание, а можно не принимать. Можно скептично усмехнуться и даже вдоволь посмеяться над услышанным. Поэтому тебе нужны именно свои взгляды за пределы, они и будут наиболее убедительными свидетельствами для тебя. Хотя и в своём можно сколько угодно сомневаться.

Смешно подозревать каждого в обмане из-за того, что встречаются обманщики. Так же нелепо всех, кто способен улавливать сигналы Иномирья, объявлять априори мошенниками. Конечно, среди них, как и повсюду, встречаются мошенники. Встречаются те, кто преувеличивает свои способности, добавляя к ним и несуществующие. А некоторые, поддерживая свои улавливающие умения, окружают себя всяким антуражем, который искренне считают помогающим в этом. Другие делают то же самое для эффективного манипулирования публикой... Но всё-таки главное здесь то, что такие возможности улавливания существуют, заслуживая осторожного и скептичного внимания как свидетельства о чём-то запредельном для земной жизни.

То, что я вижу при взгляде за пределы, - лишь соединение личного опыта с моими умственными способностями (хотя бывает ли что-то большее в человеческом сознании?). Но наверняка существует и реальный прообраз того, что за пределом: послесмертья, Иномирья и вечностного бытия. Как раз искры этого прообраза, может быть, и всплывают в моём опыте и в моём разуме. Мне остаётся не угашать их и не искажать самоуверенной интерпретацией.


Смерть – рычаг, переворачивающий представление о жизни.

В подростковом возрасте и в ранней юности представление о своей будущей жизни часто ограничивается каким-нибудь «запредельным» возрастом (тридцать или сорок лет, например), который кажется не очень реальным, так что всё равно уже, что там будет после. Из-за этого человек может подойти к старшим возрастам не очень подготовленным, что может заметно сказаться на содержании его жизни... Но разве не таково же иногда отношение взрослого человека к смерти? Если он не считает то, что будет после неё, реальным и актуальным для себя уже сейчас, возможно ли правильно сориентироваться и позаботиться о подготовке?..

Само присутствие смерти в земной жизни, помогает понять нечто важное именно для жизни. Мы не просто решаемся взглянуть за пределы, но и как бы оттуда смотрим на своё текущее существование. Чтобы преобразить его, пока не поздно. И это главное в запредельном – смысл его присутствия в нашей земной жизни. Ведь от него зависит и то, что находится «в пределах», - земное и привычное. Всё связано общим смыслом. Можно сказать, что взгляд за пределы земной жизни позволяет уже сейчас освободиться от некоторых пределов, поставленных себе самому.

Смысл такого взгляда в том, чтобы обдумать: как относиться к возможности существования души после смерти. Даже если наиболее убедительным кажется материалистический подход, мы не можем быть абсолютно уверены в отсутствии другой возможности. Приверженность к гипотезе полного исчезновения человека с его смертью не означает отказ от рассмотрения альтернативных гипотез.

Не будем стесняться своего интереса к смерти – ведь это не обязательно некрофилия, которая утыкается в смерть как факт физиологического существования, со страшилками разложения плоти и привидениями. Не этим смерть значительна, а тем смыслом, на котором она нас сосредотачивает своей неотвратимостью, снова и снова призывая понять: это уход или переход? А если переход, то как и куда: здесь возникает и необходимость осмыслить возможность существования миров, отличных от нашего, - Иномирья.

Взгляд за пределы разнится для разных религий, но все они сосредоточены на том, что поведение в земной жизни серьёзным образом связано с существованием после смерти. То есть человек уже сейчас активно участвует в том, что будет с ним потом, после смертного перехода. И каким будет он сам. Поэтому так важно, на чём нас сосредотачивает мысль о смерти? На расставании с земной жизнью или на встрече с послеземной? И не надо ли, в первом случае, пересосредоточиться?..

Но не становится ли мысль, излишне взбудораженная проблемой смерти, некоторой изменой жизни – своей земной судьбе и своим земным задачам? Разумеется, нет. Надежда на вечностное бытие одухотворяет земную жизнь, раскрывает многомерность смысла, который в ней заложен.

Некоторые важные для человека представления даже невозможно увязать без взгляда за пределы. Даже если видишь там прекращение человеческой жизни, это оказывается крепёжным узлом для многих земных пониманий. Самое нелепое – вовсе избегать взглядов за пределы.


Стоит ли прятать сознание целиком в земную жизнь, как голову в песок?..

У разума много барьеров на пути осмысления жизни, и нужна отвага, друг мой, чтобы преодолевать их. Земной предел жизни... Неизвестность иного мира, самого его существования, а тем более его свойств... Твоя отделённость от верхних уровней смысла... Безграничность океана Тайны... Недоказуемость важнейших постулатов жизни... Здесь разумом движут отвага и два крыла мышления. И подъёмная сила надежды на осмысленность бытия.

Говоря о взгляде за пределы,  стоит помнить, что всматриваться в яркий свет труднее, чем в темноту. Стоит ли удивляться, что запредельных масс-культурных ужастиков  гораздо больше, чем восприятий, внимательных к новым светлым смыслам, которые могут открыться перед нами. Помогают нам (привлекая внимание к проблеме смерти) или мешают (уводя восприятие в сторону страха) всякие мистические триллеры, хэллоуины и прочие страсти-мордасти? Может быть, кому-то помогают бороться с ненужными страхами. Но мешают уважению к Тайне, мешают метафорическому зрению. Улавливать задумку кинорежиссёра – совсем не то, что улавливать шёпот Тайны. Взгляд за пределы – это не пристрастие к могилам и кладбищам, мертвецам и черепам. Напротив, такая склонность свидетельствует о согласии оставаться мыслью здесь, где жизнь прекращается и переходит в разрушение.

Дружить с жизнью, не заглядывая за смертный предел, - всё равно что водить дружбу с человеком, совершенно не интересуясь, чем твой друг занимается, когда вы расстаётесь. А если в Запределье вам предстоит снова встретиться, и ваши с жизнью отношения могут получить новое развитие?.. Кстати, жизнь остерегает нас от преждевременной физиологической гибели, однако не пугает самой возможностью смерти. Напротив, с самого рождения жизнь приучает нас к засыпанию, к концу света в конце каждого дня...

Попытка взгляда за пределы – это подлинное уважение к Тайне: стремление воспользоваться своим зрячим светом разума, от неё и полученного, чтобы смиренно и заинтересовано вглядываться в будущие её дары? Так ребёнок старается угадать, что таят в себе коробки под рождественской ёлкой, и это предчувствие радости – уже часть подарка.


Земная жизнь – не лист Мёбиуса, чтобы у неё была одна сторона.

С точки зрения реальной жизни, взгляд за пределы не так уж запределен. Во-первых, он выражает необходимость обдумать своё отношение к событию, которое неизбежно в жизни каждого: к смерти. Во-вторых, выясняется, что представление о возможности и обстоятельствах жизни за пределами нашей земной судьбы, об Иномирье, – это не только гипотеза о посмертном существовании, но и значительный фактор для внутреннего самоопределения в земной действительности. Наконец, в таком взгляде имеется своя важная конструктивность: ведь он сосредотачивает внимание на одной из важнейших сил, движущих душевным развитием, - надежде. Чтобы надежда заняла достойное место в нашем образе жизни, переживания и поведения.

Нам ничего не даст пустячное любопытство к отдельным деталям запредельного, иномирного существования – мол, а как же там всё устроено? Но осмысление надежды на вечностную природу человеческой души показывает нам гармонию различных смыслов нашей жизни, в том числе и смысла смертного перехода, смысла Иномирья. Просто уклоняться от мыслей о неизбежной смерти наивно, да и как-то... по-овечьи, что ли. Материалистическая гипотеза об окончательном выключении души с наступлением смерти – всего лишь разновидность такого уклонения. Слишком важен этот вопрос для человека, чтобы принимать эту гипотезу за догму. А взгляд за пределы снуёт, как челнок, - то в сторону догадок об Иномирье, то в сторону применения этих догадок к нашей земной жизни.

Можно воспользоваться специальными очками для взгляда в кибернетическую «дополнительную реальность», но она всегда останется виртуальной. Для взгляда за пределы земной реальности (в широком смысле, то есть и космической тоже) любые гаджеты бесполезны, туда можно вглядываться лишь самим собой – мыслью и переживанием. Зато и реальность там не смоделированная, а такая, с которой рано или поздно мы непременно встретимся...


Надежда пределов не знает.

Стараясь избегать лишних больших букв, я всё-таки написал бы – когда речь идёт о взгляде за пределы – что это вопрос дружбы с Жизнью. Потому что жизнь, которую мы знаем, вырастает здесь до иного размаха, о котором и догадываться трудно. Только обозначить с помощью большой буквы.

Взгляд за пределы говорит о возможном, не превращая его в знание, но позволяя надеяться. Надеяться на то, что и наш мир, и мир иной полны смысла, искры которого освещают и одухотворяют жизнь, где бы она ни происходила.

Пределы – это условность. Улавливающее мышление пределов не знает. Надежда пределов не знает. Только когда мы говорим о прогнозировании, планировании или о восприятиях материального мира, мы сталкиваемся с пределами этих возможностей. Как хорошо, что душа человека не очерчена кругом рациональных понятий!.. Взгляд за пределы важен для нас тем, что он – уже беспределен.

Религиозность располагает к взгляду за пределы, и в этом её большое достоинство. «Блажен кто верует» - не потому что имеет удобное мировоззрение, а потому, что располагает далёкой перспективой. Пусть даже не очень различимой за пределами земной жизни, но укрепляющей тебя по отношению к этим самым пределам. Каждая молитва – это взгляд за пределы земной очевидности, это энергетический импульс надежды, возвращающийся невидимым внутренним светом. Каждая наша мысль о том, кто умер, исходящая из того, что он продолжает жить неизвестным нам образом, - это взгляд за пределы известного, материалистичного. Всё, что связано с нашими представлениями о душе, судьбе, вере, любви, – это взгляды за пределы рационально-житейского.

Главные ракурсы такого взгляда – это послесмертие, Иномирье и надежда на вечностное бытие. Но вечностное подразумевает не его бесконечность (что мы об этом можем знать?), а подлинность и полноту смысла. И мы обязательно углубимся позже и в тему смерти как тайны перехода, и в тему Иномирья, начинающемуся за этими пределами. К этим размышлениям побуждает нас надежда, а внимание к ним ещё больше укрепляет её.

Но это позже. А пока, друг мой, ещё раз повторю: взгляд за пределы – это путь для надежды. Для надежды стратегической, влияющей и на тактику нашей жизни до её земного предела.
Tags: письма о дружбе с жизнью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments