Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Полка с путеводителями. Письмо об ориентирующих учениях

Продолжаю публикацию шестой главы "Писем из внутренних путешествий". Вот два предыдущих письма из этой главы: первое и второе. Это уже вторая книга. Те, кому нужна будет первая, могут прислать мне просьбу о ней на krotovv()gmail.com, я вышлю её (это бесплатно и без каких-либо обязательств с вашей стороны). Тем, кто откликнется здесь, в комментарии, на этот текст, я буду признателен за любые замечания.

Полка с путеводителями
Письмо об ориентирующих учениях

В этот раз, друг мой, перед нами расстилается такой край, который взглядом не охватишь и во всех подробностях не изучишь, - край философских и религиозных учений. Но миновать его, обойти поодаль было бы малодушно и непредусмотрительно. Ведь именно здесь произрастают результаты человеческих усилий понять, как устроены жизнь и мироздание, в чём смысл нашего существования и как в нём ориентироваться.


Человек среди учений – это искатель сокровищ в толпе зазывал.

 На этапе саморазвития человек сталкивается с целыми системами ориентирования, каждую из которых одни люди признают, а другие нет. Эти учения дают разнообразнейший материал для развития, помогают в поиске ориентиров, но во многом конкурируют друг с другом. Среди них важно ориентироваться, чтобы выбирать для освоения подходящее тебе. Да, приходится начинать с ориентирования среди систем ориентирования.

Стоит знакомиться с различными мировоззренческими, философскими и религиозными учениями, ориентироваться среди них, чтобы выбрать наиболее подходящую ориентирующую систему, соотнося её с уже найденными тобой ориентирами.

Квалифицированный сравнительный анализ учений, философских или религиозных, доступен не каждому, для этого нужны широкая эрудиция и особый склад характера. Впрочем, можно – как это нередко и происходит – руководствоваться неким духовным нюхом, как зверь ищет траву, необходимую ему для здоровья. Но побегать придётся...

А во время проявления этой поисковой активности по выбору своего среди всевозможного нужно ещё быть осторожным, чтобы не попасть в какое-нибудь негодное обольщение. Человек среди учений – это мореплаватель, пытающийся найти свою гавань, не налетев, в процессе поиска, на гостеприимные рифы.

Одно дело – блуждать в густом лесу явлений и обстоятельств, мечтая о каком-нибудь полезном ориентирующем указателе. Но ничуть не легче искать свой путь среди леса указателей, на каждом из которых написано разными словами одно и то же: иди сюда, найдёшь всё, что тебе нужно. Человек среди учений – это искатель сокровищ в толпе зазывал, каждый из которых предлагает свою карту, где проложен маршрут к месторождению золота или драгоценных камней.


В примерочной учений главный – ты.

 Даже когда человек определился с мировоззрением и нашёл близкое себе учение, он всё равно соприкасается и с другими учениями, каждое из которых рассказывает ему о своём. Эти голоса других учений важны – как постоянное тормошение, побуждающее сопоставить своё с чем-то иным, напоминающее о разнообразии бытия и взглядов на него. Выбор своего учения не означает отказ подпитываться полезным от остальных.

Само многообразие учений может действовать обескураживающе, хотя оно намного меньше разнообразия человеческих мировоззрений. Но никто не принуждает перебирать все существующие системы ориентирования. Для тебя имеют значение прежде всего те учения, с которыми знаком, которые готов осваивать или обсуждать. Ведь человек среди учений – это покупатель в магазине, где рассчитываешься самим собой, а это немалая цена.

Не все системы содержат в себе мировоззренческую конструкцию, пригодную для использования реальным живым человеком. Многие сосредоточены на том, чтобы описать саму картину мироздания, которая представляется данному учению несомненно истинной. Но некоторые элементы, входящие в эту картину, помогают задуматься над той или иной проблемой жизни в определённом ракурсе и понять для себя нечто, полезное для себя. Не так важно даже, из какого учения ты взял тот или иной инструмент. Важно – для чего. Да и конструкцию мировоззрения в целом, которая оказалась подходящей, в процессе личностного усвоения человеку нередко приходится изрядно переконструировать.


Любовь к мудрости – это ещё не сама мудрость.

 Ориентируясь среди учений, стоит помнить, что ищешь не красивую оболочку, а то содержание, которое может стать важной частью твоей судьбы. Можно сказать, что всякое учение – это карта, достоверность которой проверяется жизнью, когда компасом становишься ты сам.

Учение – это своего рода ориентирующая сеть. Она помогает выбирать направления, но вместе с тем старается удержать в силовом поле своего влияния. Поэтому к выбранному тобой учению стоит относиться критически, а к другим учениям – доброжелательно. Мудрость встречается повсюду. И твоё достоинство, и достоинство твоего учения в том, чтобы не отвергать другое учение, иную модель бытия, а спокойно выявлять, какие особенности их различают и какие из них представляются  наиболее значительными. Для всякого учения важно не только учить, но и учиться. Учение, не способное учиться, стоило бы дисквалифицировать.

Если говорить о философии, то её профессионализм опасен перерастанием в профессоризм, губительный для живого человека. Говоря обобщённо, человеческое представление о философии изувечили профессора. Способны ли они спасти его? Или философия постепенно превращается в философоведение, которое отягощает души тех, кто прошёл школу философской традиции, и мешает им летать?..

Беда научной философии не в том, что она всё усложняет, а в том, что усложняет самое насущное для человека. Что она запирает это насущное в своей философоведческой резервации. Как идеология манипулирует людьми, так философия – терминами. Философу надо учиться говорить по-человечески. Только тогда человеку в широком смысле слова будет интересна философия.


Среди людей интересуйся, какими учениями они руководствуются. Среди учений интересуйся, какие люди им следуют.

 Учений вокруг много, но дело не только в том, какое из них предпочесть. Важно кто же ты, находящийся среди них. Философ, внимательный к интересным для себя находкам? Философовед, набирающийся эрудиции? Или просто человек, ощущающий потребность в собственном ориентировании, ищущий необходимые ориентиры и, возможно, ориентаторов, способных не демонстрировать достоинства учения, а указать нужную тебе дорогу?..

Среди множества учений человек, конечно, не одинок. Но и путешественник, прибывший в новый для себя город, может быть окружён людьми, как бы жаждущими ему помочь, но на деле рекламирующими свой отель и заманивающими гостя вовсе не туда, куда ему нужно по его вкусам и обстоятельствам. Гораздо полезнее здесь дружелюбный знакомый, который либо пригласит к себе, либо честно расскажет о свойствах каждой гостиницы.

Не только в книгах премудрости, написанных основоположниками, последователями и критическими аналитиками заключены окружающие нас учения. Они растворены во всех тех людях, на чьи воззрения повлияло то или иное из них, хотя бы отчасти. А также в тех, на кого повлияли эти люди. Так что я могу поначалу и не догадываться о первоисточнике влияния, о предыстории ориентирующего импульса, полученного мной от живого человека.

Не так-то просто обычному человеку познакомиться с теми учениями, которые могут быть ему полезны. Ему нужны были бы обзорные популяризаторы, с аппетитом рассказывающие, понятно и образно, о различных видах учений. Вместо этого он сталкивается с учебно-аналитическими классификациями, пригодными лишь для того, кто собрался специализироваться в философии. Обычному человеку нужны популяризаторы-энтузиасты, показывающие плюсы и минусы каждого учения для реальной жизни. Вместо этого его встречают доктора наук, изо всех сил старающиеся доказать достоинства того учения, которое они выбрали когда-то для своей диссертации. Так легко ли ориентироваться обычному человеку среди учений? Или естественнее махнуть на них рукой и оставить их высоколобым профессорам для обсуждения в профессиональных сообществах?..

Даже когда человек не интересуется философией и всякими там учениями, он всё равно находится в их пространстве, только они незримы для него. Ведь он всегда – среди человечества, а значит и среди его учений, которыми полнится человеческая структура. Учения эти сказываются в окружающих людях, в их взглядах на жизнь, в пословицах и шутках, в поведении каждого, а значит и самого этого человека. Так что да здравствуют люди-ориентиторы! Только бы они не стреляли друг в друга стрелками из своих компасов...


Ты всегда соавтор усвоенного тобою учения, кто бы ни был его автором.

 Само множество учений побуждает человека к тому, чтобы максимально использовать собственное разумение. Чтобы пользоваться учениями в той степени, в которой он их усвоил. Ведь любое учение, в какую бы мощную систему оно ни было бы выстроено, нуждается ещё в твоём личном усвоении, чтобы дать тебе что-то пригодное. Потому и невозможно всеобщее, универсальное учение, что не могут все всё одинаково усвоить. Философия – великая ключница. И за каждой дверью нам нужно обнаруживать не новую теорию, а нечто необходимое для реальной жизни.

Обстоятельно познакомиться со всеми учениями познакомиться невозможно, да и нет в этом необходимости, если ты их не коллекционируешь. Для развития личности стоит хорошо разобраться в тех учениях, которые рядом с тобой, и в тех, которые наиболее глубоко входят в мировую культуру.

Значительность учения понимаешь не только по его участию в твоём собственном ориентировании, но и по тому, сколь многие люди к нему привержены. А значит – по его социальной роли, по укоренённости его образов в сознании человечества.

Тому, кто слишком усердно странствует среди учений, просто повышая эрудицию, грозит опасность потерять самого себя. Чтобы этого избежать, нужно внимательно соразмерять обогащение эрудиции с усвоением, с применением узнанного для ориентирования души. Чтобы разобраться, что тебе близко, что не очень, а что является для тебя полезным витамином развития.

Выбирая учение, нужно примеривать его не к своему нраву, а к той реальности, которая тебе знакома, и к той истинности, которую ощущаешь изнутри. И кто бы ни был автором усвоенного тобою учения – если ты считаешь его своим, то неминуемо являешься соавтором.


Общая философия так же несуразна, как общая зубная щётка.

 Главное, что может дать учение человеку, - это некий исходный принцип, точку отсчёта для дальнейших путей понимания и освоения многогранной реальности. Но не ограничивать человека этим исходным принципом, а помогать двигаться дальше и становиться собой.

Конкуренция между учениям – это их битва. Отдельный человек не обязан в ней участвовать, даже если сражение идёт за него, за индивидуального человека, без которого порядочному учению и существовать неловко: что за учение без приверженцев?.. И не участвуя в соперничестве учений, можно присмотреть в любом из них что-то ценное для себя. Можно это ценное даже присвоить, вплести  в своё мировоззрение. Учению такое присвоение не повредит, а скорее должно польстить.

Вообще говоря, каждый из индивидуальных внутренних миров, поскольку он совершенно уникален, вполне достоин собственной философии, скроенной им, с помощью усвоения, по своей мерке. Общая философия так же несуразна, как общая зубная щётка.

Участие учений в становлении человека чем-то напоминает слалом. Только не спускаешься, развиваясь, а поднимаешься вверх. Огибая каждый флажок, обозначающий очередной мировоззренческий принцип, присматриваешься в нему – не подойдёт ли он тебе. И если видишь, что да, это твоё, выхватываешь флажок (в этом слаломе другие правила!) и поднимаешься с ним – или даже с несколькими флажками – дальше...


Мировоззрение должно быть доброжелательным и сейсмостойким.

 И по отношению к учениям, и по отношению к людям, их придерживающихся, мало проявлять толерантное равнодушие. Как у любого человека можно чему-то научиться, так и в любом учении можно отыскать что-то полезное для себя. Так что не будем ни к одному из них поворачиваться спиной. Пусть даже толерантной.

Правда, в наше время всеобщих противостояний, толерантность по отношению к тем, кто придерживается другого мировоззрения, чем ты, всё равно остаётся неплохим социальным свойством. Но как у индивидуального свойства у неё тот недостаток, что она пригашает стремление понять: а как же оно на самом деле?.. Если каждый имеет право думать по-своему, если любой взгляд на мир как бы равноправен со всеми остальными, то нужны ли вообще усилия по осмыслению мира? Что кому в голову придёт, то и правда?..

Однако мировоззрение каждого связано с его теперешним этапом развития, с его сегодняшними возможностями восприятия и усвоения. И для меня самого существеннее всего то, насколько мне самому удалось приблизиться к постижению этого «как оно на самом деле», этого прообраза мира. Если же я хочу участвовать в развитии другого, он должен стать для меня Другим, со всеми его теперешними особенностями. К этому приблизиться тоже не так-то просто. Так что мне остаётся отстаивать своё и помогать тому, кто обратится ко мне за помощью, а не меряться правдами, которые верны для каждого из нас на сегодняшний день.

Сколь многие умственные построения, трактующие мироустройство, сводятся к лозунгу: «Хочешь ориентироваться в мире? Спроси меня как!». Но спрашивать нужно прежде всего себя самого, а потом уже искать тех, кто поможет, и поддерживать тех, кто ищет помощи.

От тебя самого зависит, воспринимать ли то или иное учение как ориентирующую систему, где неприятие одного из принципов обрушивает все остальные, или как гибкую ориентирующую структуру, которая помогает тебе, не понуждая к педантичному догматизму, позволяя обращаться к её ресурсам, но опираться на собственное разумение.

Способность мировоззрения оставаться устойчивым при душевных потрясениях во многом зависит от учения, на которое это мировоззрение опирается. Поэтому, когда мы приглядываемся к ориентирам, предлагаемым тем или иным учением, важно не только теоретическое их обоснование, но и практический опыт других людей, следовавших и следующих этим ориентирам. Интересно не только то, как должно быть, но и то, как бывает в реальности...


Заканчивая эту вылазку в бескрайний заповедник учений, мы не можем сказать, разумеется, что стали знатоками всего, что здесь можно повстречать. Поэтому постараемся, друг мой, со временем снова побывать здесь, чтобы лучше присмотреться к мировоззренческим конструкциям философских учений и к таинственным откровениям религий. И к тем человеческим особенностям, которые могут способствовать или препятствовать пониманию того, что предлагают нам философии и религии, - к свойствам философичности и религиозности.
Tags: письма о дружбе с жизнью
Subscribe

Posts from This Journal “письма о дружбе с жизнью” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments