Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Category:

Дружба с жизнью, продолжение. Письмо о внешних псевдосуществах

Продолжаю публикацию шестой главы "Писем из внутренних путешествий". Вот три предыдущих письма из этой главы: первое, второе и третье.
Шестая глава - это уже начало второй книги. Те, кому нужна будет первая книга, могут прислать мне просьбу о ней на krotovv()gmail.com, я вышлю её (это бесплатно и без каких-либо обязательств с вашей стороны). Тем, кто откликнется здесь, в комментарии, на этот текст, я буду признателен за любые замечания.

Присмотреться к непривычному привычному
Письмо о внешних псевдосуществах

Сейчас, друг мой, мы окажемся среди удивительных существ – небольших и гигантских, спокойных и агрессивных, а главное: хорошо нам знакомых и одновременно незнакомых. К тому же это не существа в привычном смысле, это мнимые существа, но ведущие вполне реальную жизнь, активно взаимодействующие с людьми и даже состоящие из людей.

Но мы ведь не отступим перед ними, правда? Если стремиться развивать приметчивость, нам обязательно нужно уметь замечать внепсов и присматриваться к их особенностям.


Внепс – это соединённость людей в роли функций.

Итак, речь пойдёт о различного рода человеческих объединениях. Каждое из них можно представить своего рода организмом, особым социальным существом, а точнее –псевдосуществом. Такой подход открывает перед человеком эффективные возможности понимания особенностей нрава объединений и организаций, помогает ему выбирать правильные способы обращения с ними.

Мы будем называть такой «организм» внешним псевдосуществом (позже нам встретятся и внутренние псевдосущества), а сокращённо – внепсом. Само понятие о псевдосуществах – это способ образного рассмотрения большой группы сложных и спорных явлений, играющих важную роль в человеческой жизни. Внепс – это организм, состоящий из организуемых людей и их организаторов, или из людей самоорганизовавшихся. У каждого внепса своё телосложение, свои повадки, свои особенности.

Внешние псевдосущества – это образ, помогающий ориентироваться среди социальных образований, а также выстраивать свои личные отношения с теми из них, с которыми свела тебя судьба.

Внепс, конечно, не существо, а как бы существо, но от этого он не менее реален. Эта метафора позволяет понять смысл организованных или самоорганизовавшихся объединений. Внепсы имеют разные масштабы существования. Государства и объединения государств – примеры крупных внепсов. Любые организации или фирмы – тоже внепсы. Но сюда надо также отнести и совсем малые образования, вроде семьи или коммуны, и образования кратковременные, как толпа или собравшаяся на зрелище публика.

Традиция изображать внепсов, особенно больших, в виде живых существ идёт издревле. У Гоббса – это Левиафан. У Радищева: «Чудище обло, озорно, огромно и лаяй». Ницще говорит: «Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ». Это первое, что вспомнилось. Внимательный исследователь обнаружит много такого во разнообразных источниках.


Даже внепсы-невидимки реальны уже тем, что живут в сознании людей некими расплывчатыми образами.

Само представление о внешних псевдосуществах, о внепсах, предназначено для того, чтобы сделать их заметными как некое особое явление. Пока мы не обращаем на них внимания как на особые существа, они как бы и не существуют, мы думаем о них лишь как об объектах социально-организационной деятельности людей.

Однако даже если просто перечислить некоторые категории внепсов, станет понятно, как глубоко входит их существование в человеческую жизнь. Государства, объединения государств, даже само человечество – это огромные псевдосущества. Всевозможные учреждения, фирмы, организации, государственные и негосударственные, коммерческие и благотворительные – распространённейшие внепсы, но их численность уступает первенство маленькому внепсу, который существует повсюду: семье. Вместе с тем любая дворовая компания или даже преступная группировка, всякая партия или профсоюз, научное сообщество или религиознпя община, город или деревня, собрание или виртуальное сообщество... – да-да, всё это внепсы, и перечень этот далеко не закончен.

Кроме организаций как таковых, своеобразными внепсами бывают и аморфные сообщества, составляющие ту или иную социальную прослойку. Примером может служить любая «общность по интересам». А кроме внепсов явных бывают внепсы-невидимки, о которых ходит много слухов, с которыми связаны разнообразные конспирологические теории. Само их существование недоказуемо. Даже журналисты не могут ничего толком о них выведать, что уж говорить об обычном человеке. Но внепсы-невидимки реальны уже тем, что живут в сознании людей некими расплывчатыми образами.


Внепсоведение было бы интереснейшей наукой.

Внепс – не просто сооружение из людского конструктора. Это существо, хоть и мнимое, с точки зрения биологии, но вполне реальное для нашей жизни. Оно обладает своими органическими свойствами, это нечто цельное и самостоятельное.

Внепс может иметь довольно расплывчатую структуру. Например, малая семья и большая, перестающая в род, племя или этнос. Или прибывающая и убывающая толпа. А внепсы с юридическими физиономиями вовсю используют эту расплывчатость, организуя фиктивные фирмы, дочерние предприятия, холдинги и прочее.

Большой внепс состоит обычно из малых внепсов. Так что между внепсами существуют не только горизонтальные отношения, но и вертикальные. И всяческого рода перекрещивающиеся... Впрочем, внепсоведение классифицировало бы их куда тщательнее, нашло бы множество дополнительных свойств, особенностей и всевозможных нюансов. Внепсологию я только обозначил. Она ждёт своего Линнея.

Для изучения внепсов – на пользу человеку – надо было бы открыть Социально-ветеринарную академию (или хотя бы университет). На разных отделениях там изучали бы разные породы внепсов, их повадки, физиологию и возможные патологии. Внепсоведение оказалось бы интереснейшей наукой с практическими приложениями. А Научно-исследовательский институт внепсоведения стал бы и центром изучения внепсов, и... одним из них, ближайшим объектом изучения.


Всякая организация имеет свои органы, которые функционируют с помощью функционеров.

Анатомия внепса приводит нас к людям, его функционерам, и к их человеческим свойствам. Что ж, всякая организация имеет свои органы. Органы функционируют с помощью функционеров. Чем не живое существо – организация?..

Психология внепса приводит к особенностям самого внепса, имеющего свой индивидуальный характер среди других внепсов.

Внепс не всегда является социально значимым явлением. Иногда он даже оказывается асоциальным – например, криминальная группировка. Но как явление внепс всегда остаётся частью социума. Мир внепсов – это мир различных видов симбиоза людей и организаций. Он вплетён в тот мир, который мы называем человечеством. Можно эти миры не разделять и считать их единым миром. Но внимание к миру внепсов позволяет осмыслить многое из происходящего с нами.

Внешние псевдосущества – это представление об организациях с точки зрения человека. Для человечества, для государства и для других достаточно масштабных социальных образований (которые сами являются внепсами) большинство внепсов – как раз внутренние существа, находящиеся внутри них. Но мы не будем руководствоваться взглядами больших внепсов. Человеку важно понимать, что делать ему самому, сталкиваясь с внепсом в той или иной ситуации, а не заниматься их мнимым бытием, сотканным из человеческих жизней.


У любой организации неизбежны задатки Голема или Франкенштейна.

Правда внепсов лепится из пропагандистских прагматических правд, нередко замешанных на обмане и почти всегда включающих в себя его элементы. Политики и крупные предприниматели специализируются на создании и укрощении внепсов. Рискуя, что их подопечные могут выйти из-под контроля. Могут даже растерзать своего хозяина и заменить на другого. Любой организации присущи задатки Голема или Франкенштейна. Инициатору её создания полезно помнить об этом.

Внепс – это сила объединения, стремящаяся укорениться в душе объединённых. И никакой руководитель не может полностью подчинить внепса своей воле. Думать, что мозг внепса в его руководителе, - всё равно что считать, будто мозг человека в носу, поскольку это самая выдающаяся часть лица. А вот внепсы могут подчинять себе человека, поэтому надо учиться обращаться с ними. Особенно если входишь в состав какого-то из внепсов.

Не восстание роботов грозит человечеству, а давно уже развивающееся засилие внепсов. Яркое проявление этого процесса – глобализация. Пока развитие диктатуры внепсов сдерживается их конфликтами друг с другом. Но рано или поздно они научатся получше договариваться. Хорошо, если люди до этого научатся получше быть людьми, чем функционерами.

Со временем общество выработает  для внепсов нечто вроде «законов роботехники», предложенных писателем-фантастом Айзеком Азимовым как средство предотвратить рискованные последствия роботизации. В какой-то степени (малой) пытаются придумать подобные законы и сейчас, но это законы юридические, полные тонкостей и закавык, лазейки в которых находят ушлые юристы, завербованные внепсами. До чётких формулировок писателя (правда, приводящих к своим парадоксам) пока далеко.

Недовольство людей чиновничеством будет довольно беспредметным и неэффективным, пока мы не научимся видеть проблему в более широком масштабе: через образы внешних псевдосуществ. Именно общие свойства внепсов и индивидуальные черты характера каждого из них являются факторами формирования свойств чиновников. Требования к самим функционерам и попытки исправить их на персональном уровне недостаточно реалистичны.


Внепсы – не страшилка.

В фантастических рассказах и фильмах-ужастиках часто рисуют пришельцев, вселяющихся в человека и заставляющих его подчиниться их воле. Схожим свойством, пусть не так ярко выраженным, обладают и внепсы, пришедшие в мир по нашей воле. Любой функционер называется так потому, что исполняет какую-то функцию одного из внепсов. Охотно это делает функционер или поневоле, мотивирует ли его убеждённость, заработок или карьера – это уже другая проблема, лежащая в основе многих внутренних или внешних конфликтов. И хотя общество судит порою юридических лиц, управляться с внепсами по-настоящему оно пока не умеет. Но человек может заботиться о какой-то душевно-духовной гигиене в общении с ними.

Внепсы – не страшилка. Многим в своей жизни человек обязан внепсам: прежде всего семье и разного рода содружествам. Всевозможные общественные дела, почти все, немыслимы без создания внепсов и без их деятельности. Нам надо знать и об их возможностях, и об опасностях, с ними связанных. Точно так же, осваивая технику, мы должны одновременно осваивать и технику безопасности. А внепса можно в чём-то считать неким социальным механизмом. Хоть он и существо, но всё-таки мнимое.

Кстати, своей мнимостью внепс может искусно пользоваться. Главный его фокус по отношению к окружающей публике в том, что публика имеет дело лишь с функционерами, хотя каждый из них – часть внепса и пропитан его авторитетом. Вот и получается, что люди имеют дело с людьми, а внепс старательно прячется в свою мнимость – до тех пор, пока из уст функционера не вылетает имя внепса, заклинающее своим могуществом человека из публики или даже толпу людей.


Внепс – это образование, превышающее человека масштабом, но уступающее ему в наличии души.

Внепсы, по сути, невидимы. Да, они стремятся придумать себе внешность: строят здания, разрабатывают логотипы, фирменный стиль, и прочими способами ищут свои воплощения. Но они призрачны, потому что мнимы. Это затрудняет воздействие на них. Внепса невозможно оскорбить, тем более дать ему пощёчину за совершённую подлость. Из-под уголовного преследования он часто выскальзывает, как ящерица, оставляя в руках правосудия одного или нескольких своих функционеров, да ещё разве что кусочек добытой прибыли. За их невидимостью привыкли прятаться их создатели, владельцы и совладельцы. Вот почему отдельному человеку приходится придумывать особые формы взаимодействия с внепсами и в любом случае остерегаться их агрессии.

Не всегда внепс – организация. Например, дружескую компанию организацией не назовёшь. Организация – это внепс, отрастивший органы. А вот есть ли что-то вроде души у организации или объединения? «Что-то вроде» придумать можно, но оно может состоять лишь из того, что отдают внепсу люди, и исчезает, когда доноров не находится. Душа человека – его главное отличие от внепса.

Внепс может соблазнять человека войти в его внепсовый организм, предлагая облегчённое коллективное ориентирование вместо трудного личностного, а также организационную поддержку житейского существования, другие приманки, простейшими из которых служат зарплата и карьера.

Во времена великих социальных потрясений может показаться, что отдельный человек вообще ничего не значит, что всё решают могучие многообразные внепсы, но это не так. В том, что касается человека, всё решает он сам. В дни великих потрясений становится виднее, насколько он к этому готов.

Как и всякое обобщение, представление о внепсах довольно схематично. Но если прилечь к нему внимание, то многие свидетельства и суждения покажут нам всевозможные подробности существования и функционирования этих особых симбионтов человека.


Не бойся внепса. Бойся перестать быть собой.

«Внепс» - смешное словечко, полезное для того, чтобы безбоязненно присматриваться к явлению, которое иногда может оказаться довольно грозным для человека, и противостоять ему.

Любой внепс готов помочь человеку с ориентирами. С теми, которые соответствуют интересам самого внепса. И часто – слишком часто – он становится для человека некоторой ориентирующей системой. В его повадках воздействовать своей идеологией, своими функционерами. Но и сами люди, входящие в состав внепса и примирившиеся с этим, из лучших побуждений стараются и тебя сориентировать на максимальную примирённость с ним.

Но правильно ориентироваться среди внепсов полезнее, чем ориентироваться с их помощью. Слишком уж они готовы воздействовать на человека ради себя, а не ради самого человека.

Симбиоз человека и внепса бывает очень тесным. Они могут буквально срастаться друг с другом. Но когда совместная жизнь прекращается, становится видно, кто мнимое существо, мгновенно забывающее о тесной взаимосвязи, а кто подлинное – с трудом выходящее из неё, нередко страдающее от этого и нуждающееся в новом самоосознании. С этой тягостной «естественностью» переживаний человеку стоит бороться заранее, не допуская врастания в гостеприимную мнимость.

Сами по себе внепсы не руководствуются верхними уровнями смысла. Однако это возможно для каждого отдельного человека, участвующего в их создании и жизнедеятельности. Своей личной позицией человек может и защитить себя (не всегда физически, но всегда духовно), и в чём-то повлиять на поведение внепса.

Внепсов не надо бояться. Про них и про их свойства надо знать, но не забывать, что это существа мнимые, производные от человеческой инициативы и не имеющие глубинного внутреннего мира, как человек.


Может быть, друг мой, ты засомневаешься: что же это за внутреннее путешествие, если  речь идёт о внешних существах. Но я всё же надеюсь, что ты поймёшь: когда речь идёт о нашем восприятии чего угодно внешнего, мы всегда путешествуем по внутренним путям-дорогам, на которых находим своё отношение к тому, что снаружи. Да и наша приметчивость – дело внутреннее.

Когда-нибудь мы доберёмся туда, где сумеем подробнее присмотреться к тому, как взаимодействуют внепс и люди, которые его образуют. С другой стороны, мы сможем попробовать разобраться в том, что человек и внепсы – это не жертва и хищники, а личность и мнимые сущности. И поближе познакомимся с одной из разновидностей внепсов – корпоративными псевдосуществами, копсами. Особое значение для нас имеет обращение с копсами, в общение с которыми приходится вступать довольно часто, так что важно уметь это делать грамотно.

В общем, как всегда, впереди ещё больше интересного, чем за плечами. Лишь бы хватило сил и времени на будущие путешествия.
Tags: письма о дружбе с жизнью
Subscribe

  • Шенкеля-приятели

    Жили-были два дружка-шенкеля, Лёва и Паша. Почему их шенкелями звали – никто не знал, даже они сами. Друг в друге души не чаяли. Только как до…

  • Чашка чая

    Чашка чая (друзья звали её Чача) никогда не оставалась одна. Как опустеет, в неё снова чай наливают. Как чай кончится, снова заваривают. А где чай,…

  • Ух, пух!

    Летела тополиная пушинка. Залюбовались все – какая она лёгкая, растопыристая, звёздчатая!.. Позавидовали другие пушинки и тоже вслед полетели.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments