Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Дружба с жизнью, продолжение. Письмо о практике приметчивости

Заканчиваю публикацию шестой главы "Писем из внутренних путешествий". Вот  предыдущие письма из этой главы: первое, второе, третьечетвёртое.

Шестая глава начинает вторую книгу. Те, кому нужна будет первая книга, могут прислать мне просьбу о ней на krotovv()gmail.com, я вышлю её (это бесплатно и без каких-либо обязательств с вашей стороны). Тем, кто откликнется здесь, в комментарии, на этот текст, я буду признателен за любые замечания.

Седьмая глава появится, видимо, уже осенью.

Письмо о практике приметчивости

Задержимся ещё ненамного, друг мой, в тех краях, где мы только что побывали, чтобы присмотреться к тому, что из увиденного может нам пригодиться на дальнейших путях для практического укрепления дружбы с жизнью через нашу приметчивость.


Прежде всего, это сама привычка к ориентированию, к высматриванию ориентиров, к увязыванию их друг с другом. Во внешнем мире мы обзаводимся такой привычкой быстрее и естественнее, чем во внутреннем, хотя внутри она нам необходима, пожалуй, в большей мере. Мешает развитию привычки к ориентированию приверженность к той или иной догматической идеологии, которая изначально отвергает возможные пути к созданию личного мировоззрения, игнорирует те приметы, которые настойчиво посылает нам судьба.

Чтобы не вариться в собственном соку, не стоит избегать обсуждения ориентиров и способов ориентирования с другими людьми. Кто-то поможет тебе; не проворонь этого человека. Кому-то поможешь ты; не пренебрегай возможностью помочь, если от тебя этого ждут.

Но главное – чтобы привычка к ориентированию не оставалась умозрительной. Чтобы во внешнем мире она приводила к действию, к поступкам, к движению по тому пути, на который выводят нас наши ориентиры. Чтобы во внутреннем мире ориентиры реально помогали твоему саморазвитию: не только становлению главных чувств, но их осуществлению. Пусть чувство призвания изнутри руководит твоим приложением сил снаружи, а не сетует на отсутствие благоприятных обстоятельств... Пусть чувство веры, которое ты обрёл, не ограничивается разговорами на духовные темы, а вдохновляет изнутри на те дела, которыми вера и жива... Пусть чувство социальности побуждает тебя к гражданскому поведению, а не только к разговорам на кухне...

Ещё одно существенное свойство ориентирования – способность отвечать за него. Во внешнем мире тебя могут дезориентировать, подсунуть ложные приметы и завести не туда, куда стремился, хотя и здесь твоё дело предпринять усилия против этого. Во внутреннем мире перекладывать ответственность за неверное ориентирование на других – задача ещё более неблагодарная. Это твой мир, и если тобой манипулируют, значит ты это допускаешь


В пространстве учений всё практическое начинается с желания узнать новое, познакомиться с различными взглядами на жизнь, с религиозными и философскими течениями, с мировоззренческими конструкциями. Этому служит и чтение, и общение с людьми, понимающими то или иное учение, и присматривание к личному опыту окружающих. Можно сказать, что это своего рода обзаведение посадочным материалом.

Это необходимое начало, хотя практики здесь вроде бы ещё и нет. Она начинается тогда, когда начинаешь осваивать и усваивать прочитанное, услышанное, замеченное, понятое. Личностное усвоение и становится первым практическим этапом. Начинается проращивание добытых семян и рассады.

А внутри практического этапа личностного усвоения открывается свой простор для практики: приложение усвоенного к собственным внутренним проблемам и задачам. Это уже уход за выращенным и сбор урожая.

Разумеется, не всегда всё происходит так поэтапно и благолепно. Накладываются друг на друга различные обстоятельства, многое принимаешь, испытываешь, но потом отбрасываешь... Это лишь очередная метафора, цель которой – показать, что значимость того или иного учения в твоей жизни определяется не его «общекультурной ценностью», а тем результатом, урожаем, к которому оно привело тебя через цепочку стадий усвоения.

Кроме того, очень важен для человека процесс увязывания того, что он уже усвоил, с тем новым, что его заинтересовало. Иначе новое будет отменять то, что было до этого, а потом само будет упразднено ещё более новым.

Может быть, ключевым подходом для практического применения одного учения или каких-то элементов разных учений стоит считать опыт других людей. Он показывает нам, как выглядит в реальности то, что мы осваиваем. Это может вызывать желание действовать так же или по-своему, но главное – действовать.


Несколько слов скажу и о том, что мешает нам ориентироваться среди учений и делать шаги к практическому их освоению. Прежде всего, это агрессивное отторжение того, что незнакомо и непонятно, или неприятие учений как попыток поучать. Препятствием может оказаться также интеллектуальная равнодушная толерантность к различным учениям, если она гасит всякое стремление сделать личный выбор, который вёл бы к заинтересованному освоению и позволил бы вести конкретную внутреннюю работу.

Но чаще всего, наверное, встречается отсутствие потребности в поисках мировоззренческих ориентиров, потому что человека вполне удовлетворяют имеющиеся. И если эти ориентиры в достаточной мере побуждают к действиям, то стоит ли упрекать человека в невнимании к посторонним учениям, которые всегда не прочь попробовать перетянуть кого-то на свою сторону?..


У каждого из нас, живущих в современном мире, наверное, есть опыт общения с внепсами, и какое-то представление об организациях и других образованиях, относящихся к внешним псевдосуществам, даже если сам этот образ пока в новинку. В том и заключается задача их понимания как псевдосуществ, чтобы помочь человеку в отношениях с ними.

Не стоит впадать в оцепенение перед картиной множества превосходящих человека существ. Нужно помнить, что все они – мнимые. И оставаться человеком. Вместе с тем опасно предаваться иллюзии, будто раз псевдосущества, то и справиться с ними можно запросто. Это мнимые существа, но не мнимые сущности.

Поэтому первое, с чего надо начинать, - это выработка личной позиции по отношению к тому или другому виду внепсов, к тому или другому конкретному внепсу. Но для этого нужна приметчивость к ним, к их характерам и свойствам.

Второе, что практически важно, - формирование у себя навыка различения функционера организации (человека как органа внепса) и человеческой самостоятельной индивидуальности, которая всегда таится под дежурной маской функционера. Ведь если удастся наладить общение с этой индивидуальностью, минуя функциональную маску, вы вдвоём можете вступить хотя бы во временное человеческое союзничество в обход внепсовых интересов.

Соединив первое со вторым, мы приходим к третьему практическому принципу: стараться всегда оставаться собой при контактах с внепсом. Или при общении с человеком, если ты сам выступаешь в качестве функционера организации.

Но даже самое наилучшее знание характеров и свойств внепсов не всегда позволит избежать его нежелательных для тебя действий, к этому тоже стоит быть готовым. Иногда можно лишь занять верную человеческую позицию. Впрочем, может быть, это самое главное – независимо от житейских результатов.


Здесь мы перешли, друг мой, от приметчивости как наблюдательной способности к к практической реализации её на практике. Что ж, это одна из сторон аппетитного слова «приметчивость». И хорошая подготовка к следующему нашему путешествию – по путям становления человека (и это не абстрактный индивид, а конкретный – ты или я).
Tags: письма о дружбе с жизнью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments