Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Дружба с жизнью, продолжение. Письмо о творческих путях

Продолжаю публикацию седьмой главы "Писем из внутренних путешествий".

Седьмая глава продолжает вторую книгу. По метке "Письма о дружбе с жизнью" можно найти предыдущие главы.

Те, кто захочет начать с первой книги (а это правильный подход!), могут прислать мне просьбу о ней на адрес krotovv()gmail.com: я вышлю её в электронном виде, только так она и существует. Это бесплатно и без каких-либо обязательств с вашей стороны. Тем, кто откликнется здесь, в комментарии, на этот текст, я буду признателен за любые замечания.


Лабиринт, выводящий вверх
Письмо о творческих путях

Надеюсь, друг мой, ты не рассчитываешь встретить в этом письме монографию о всевозможных видах творчества. Мы с тобой всего лишь взглянем на те просторы, которые открываются здесь перед человеком. Просторы, полные возможностей самореализации и путей к становлению личности. Полные в то же время всяческих соблазнов, но их хватает и в любом другом направлении.

Далеко не по всем творческим путям мне удалось побродить самому. Спасибо тем людям – гениям и талантам, знакомым и незнакомым – которые дают возможность взглянуть на свои пути их глазами. Но не жажда искусства или жизнетворчества решают здесь дело, а твоё отношение к выбранному тобой.

Без творчества – в широком смысле слова – жизнь человека вообще неполноценна. Путей для творчества много, и на каждом из них можно с пользой испытать себя. Это и попытка самоосуществления, и поиск своего через опробование нового. А главная задача – найти тот путь, который окажется твоим.


Творчество – это радостное и многообразное становление жизни.

Творческих путей много. Важно, чтобы на любом из них в человеке присутствовало некое тормошение, побуждающее к проявлению созидательных сил, к их каждодневному применению в собственной жизни и в жизни окружающих людей. В некотором смысле, творчество само является мастерской жизненных направлений. Творческий человек не может осуществить всё, что хочет: чем дальше он забирается, тем необъятнее просторы возможностей. Но он может осуществлять и осуществлять...

Творчество разнолико. Один творит из металла, другой из глины, третий – из жизненных ситуаций. Можно творить отношения с природой, землёй или людьми. Можно творить из слов, из эмоций, творить телом или голосом... Творчество – это радостное и многообразное становление жизни.

Видов творчества могло бы быть даже больше, чем людей: потому что у каждого это проявляется своеобразно, а на одного человека приходится к тому же не по одному способу креативного самовыражения. Но увы! – многим людям удаётся все эти свои возможности закапсулировать в себе. А многие вполне довольствуются подражанием друг другу. Так что иногда приходится начинать с разблокирования того, что в тебе, несомненно, имеется.

Это всё не может быть абстрактным для человека. Нужно искать своё творчество. Даже свои творчества – и то, через которое пройдёшь, что-то усвоив, и то, с которым останешься навсегда. Семена творчества повсюду. Остаётся лишь стать сеятелями, ухаживать за посеянным и снимать урожай. Но при этом важно, чтобы радость от этого труда превышала усталость.


Твоё творчество творит тебя.

Без творчества в широком смысле слова жизнь человека вообще невозможна. Но применительно к стремлению становиться работает другое представление о творчестве – как о стремлении воплотить душевную энергию в земные реалии. Ведь все творческие пути ведут – через становление личности – к человечеству. Творчество – это раскрытие души в физическом мире.

Становление личности через творчество идёт с повышенной интенсивностью. И с повышенным риском – если уповать лишь на творчество само по себе, безотносительно к верхним уровням смысла. Одно дело, если оно тебе нужно лишь для самообслуживания, для ублажения самости. Другое – если ты его ощущаешь как искру, идущую от Высшего.

Если говорить о творчестве как о служении искусству, стоит избегать абстракций и обобщений. Искусство и создаёт искушения, и учит бороться с ними. Вопрос в том, какое искусство нужно тебе и какому ты стремишься служить сам.

Если искусство работает на созидание, а не на разрушение, то даже слабые произведения искусства полезны: теми клише мышления и воображения, которые они нам демонстрируют – и невольно остерегают от подобного пути. Они помогают нам понять, где наше человеческое достоинство пробуксовывает – вместо того, чтобы развиваться, осваивать новые ракурсы бытия. Вместо того, чтобы воспринимать творчество как чудо, которому дали возможность проявиться.

Пища для творчества – всё вокруг. Пища для творчества – всё внутри. Дело только в умении усваивать. Вот этому надо учиться, чтобы удовлетворить творческую алчбу и жажду, естественную для человека. Чтобы из этого плавильного котла земных впечатлений и небесных откровений получать материал для ключей к запертым дверям самосознания.

Благодаря своей причастности к творчеству, учишься иначе воспринимать весь мир. В благодатном своём состоянии природа так завораживает, так наполняет душу своим ласковым величием, своим молчанием... нет, своей разноязыкостью, что собственное творчество отступает на второй план в почтении к Творчеству, раскинувшемуся повсюду. И... я умолкаю...


Каждый день – это новый вызов на участие в сотворчестве.

Творчество – это бескрайний спектр выразительных приёмов увязывания. Опыт и переживание неотделимы. Творчество наполняет то и другое смыслом.

Уметь встречать мысль и быть готовым следовать за ней – в этом основа творчества. Мыслить – это творчество, лежащее в основе любого другого творчества, хотя не каждый творческий человек это осознаёт. И воображение глубинным образом связано с размышлением: они едины в своём источнике. Оба они лежат в основе жизненного поведения вообще.

Чтобы создать новое, нужно нечто новое освоить. Это и опыт, и переживание, и собственная фантазия, и самые разные способы улавливания. Настоящее творчество – высшая степень способности к освоению нового.

Каждый день – вызов на участие в сотворчестве с судьбой, с природой, с Высшим, участие в продолжающемся созидании мира. Хотя можно не замечать этого, воспринимая новый день попросту: как очередную порцию удовольствий и раздражений. Но замечать и участвовать – каждодневная радость!..

Творчество основано на умении ставить себя в созидательные условия. Это переход от освоения того, что уже есть, к сотворению того, что должно быть. Соучастие в развитии уже сотворённого.

Безграничность души и мышления – не в том, чтобы не было никаких теоретических барьеров.  Безграничность означает – в земной жизни, – что ты не думаешь об отведённом тебе судьбой оставшемся времени жизни и о том, что твой уход может состояться сегодня или завтра, но позволяешь своему творчеству быть безудержным.

«Что ты натворил?», – строго спрашивает ребёнка мать. «Что ты сегодня натворил?» – должна строго спрашивать творческого человека его душа каждый вечер.


Творчество учит быть свободным, не распыляясь.

Красота окружающего мира имеет для творчества решающее значение. Даже гневное и обличающее искусство исходит из контраста того, что вызывает негодование, с возможной гармонией мира, которой не дали состояться. Красота мира раскрепощает, вдохновляет на внутреннюю свободу, необходимую для человека. В то же время множество направлений, куда хочется устремить своё внимание, рассредотачивает. Быть свободным, не распыляясь, – великое умение. И зачастую стремление сосредоточиться ведёт к насилию над собой. Так что это блаженно-мучительная свобода.

Для творческой плодотворности необходимо соединять способность с решимостью. Стараться направлять свои переживания и мысли в загон созидания, как табун в крааль, как жидкость в воронку. Можно назвать это созидательной сосредоточенностью или даже творческой дисциплиной, несмотря на некоторый эмоционально негативный оттенок термина «дисциплина». Такая сосредоточенность помогает неумеющему научиться, умеющему – совершенствоваться, а мастеру – осуществляться.

Выбирать золотую середину стоит во всём, кроме творчества. Творчество – это экстремальный способ жить, средоточие поисковой и созидательной активности.

У талантливого человека мусора не бывает. Всё идёт в дело или застывает памятным знаком поиска. Как это происходит? Он и сам не всегда ответит. «Как» – это рабочая кухня. «Что получилось» – это накрытый стол.

Творческий путь души почти неизбежно разветвляется и на многие жанровые тропы, и на линии житейских обстоятельств, открывающие одни возможности в нашей жизни и перекрывающие другие.. Важно уметь соединять их всё-таки в единое русло призвания. Ведь все они – способы самоосуществления, движения к прообразу личности.


Обращаясь ко многим, всегда обращаешься к одному.

Творческий путь может быть способом самоосуществления, движения к прообразу личности. Может быть инструментом зарабатывания денег. Может быть средством формирования престижа. Эти разные по природе устремления иногда замысловатым образом перемешаны и с трудом отделимы друг от друга даже самим человеком. Стоит об этом помнить не ради самооправдания (мол, одно без другого невозможно), а в целях внутренней гигиены, соблюдения личностных приоритетов (не обязательно отказываясь от менее важного, но подчиняя его более важному).

Любой жанр искусства ценен своими прорывами к верхним уровням смысла. И опасен ловушками, которые могут возникать, мешая таким прорывам. Ловушки корысти, ловушки тщеславия... что перечислять, многие из них хорошо известны. Среди них могут быть и такие, которые выглядят весьма уютно и неопасно: они всего лишь удерживают от преодоления, от стремления наверх.

Одна из задач подлинного искусства – преодолеть тормозящую силу самопритяжения. Речь не только об эгоцентрическом притяжении самости, но и о силовом поле, созданном обстоятельствами собственной жизни, особенностями собственного внутреннего мира. Не преодолевая всё это, трудно рассказать другому важное для него.

Ведь подлинное творчество – это всегда обращение к другим. И служение другим – в меру своего понимания жизни. Только так творчество становится служением чему-то высшему.

Искусство играет роль трансформатора, повышающего или понижающего напряжение жизни. Людям нужно и то, и другое – кому что. Но творчество улавливающее, постигающее отличается от творчества развлекающего. Отличается тем, что является изначально первооткрывательством для себя, а затем уже, со сделанными открытиями, – обращением к публике.

Но что значит – к публике? Обращаясь ко многим, всегда обращаешься к одному. К тому, кто открыт и чуток к твоему обращению.

Публика массовая, обезличенная – это особое явление. Здесь человеческая культура превращается в особую сферу деятельности: массовую культуру. У толпы свои требования к творчеству, обычно заниженные и вульгаризированные.

Есть творчество на потребу, выгодное для автора по-житейски, и творчество до востребования. Творчество до востребования – всегда за счёт автора. Даже если время востребования, признания, настанет, – это лишь след той его деятельности, которая это время приблизила.

Особенно важно для человека творчество восприятия творчества. Речь не об искусствоведении, не о литературной критике, а о способности улавливать и осваивать творческую энергию, вложенную и в Творение, и в человеческое искусство. Уметь воспринять, срезонировать, отозваться – без такого сотворчества любое искусство оказалось бы в вакууме, без внешних стимулов к развитию и совершенствованию.

Человек воспринимающий, растущий в ответ на творчество другого человека, других людей, – это не частица «публики», то есть толпы, реальной или виртуальной, охваченной коллективным энтузиазмом или даже фанатизмом. Это тот, кто становится духовным совладельцем той искры, которую получил от чужого искусства (впрочем, уже не чужого!) и использовал для становления личности.


Будь там, где творчество.

Развитие личности может проходить по разным творческим путям, и не всегда один из них становится главным – осуществлением призвания. Превратить своё творчество в свой Путь – это особое дело.

Надо было бы различать творчество-в-искусстве и жизнетворчество – гораздо более широкое пространство самоосуществления, охватывающее всё то творческое, что не причисляют к художественной деятельности.

Само по себе художественное призвание не освобождает от другого жизнетворчества. Ведь можно быть талантливым и даже гениальным, если говорить о творчестве-в-искусстве, и всего лишь обывателем – в плане гражданском. Впрочем, точно так же можно быть самоотверженным и пламенным гражданином – и никудышным политиком. Можно быть мудрым и стратегически мыслящим политиком – и всего лишь потребителем в области культуры. Наверное, всюду стоит искать свою творческую тропинку, свои творческие витамины, поддерживающие духовное здоровье личности. Вне творчества человек ветшает.

Для каждого дела, которое представляется важным, нужно выбрать виды своей включённости в него, своего участия. В каждом конкретном деле заключена своя энергия, которая станет доступна тебе, если ты к этому неравнодушен.


Самое время вспомнить, друг мой, через какие края мы вышли на тему творческих путей. Нас привело сюда стремление становиться, к которому мы пришли от внимания к жизни и общения с ней. И это естественно. Ведь творчество, в котором обострённо проявляется внимание к жизни, – один их активнейших видов общения с ней. Творчество способствует становлению личности (и это главное!), а иногда (если говорить о творчестве-в-искусстве) становится и руслом призвания.

Но тему творческих путей тоже нельзя принимать за конечный пункт внутреннего путешествия – как, наверное, и любую другую тему.

Отсюда когда-нибудь мы отправимся в страну письменной речи, хотя эта речь, с её загадочными свойствами, присутствует во всех наших странствиях – как средство общения автора с читателем, человека с человеком.

Заглянем мы и в края искусства – с его разнообразными видами и жанрами. К одному из его видов, конечно, относится и письменная речь, но я постараюсь рассказать, почему мы начнём с неё отдельно. И ещё более широкая область ждёт нашего заинтересованного взгляда – это жизнетворчество, к которому принадлежат, опять-таки, и письменная речь, и творчество-в-искусстве, но на остальных его просторах тоже надо побывать обязательно.

Видишь, какая у нас богатая программа странствий, намеченная на будущее. Но пока мы задержимся здесь, в области становления, чтобы взобраться мысленно по тому маршруту, по которому каждый из нас следует ежедневно, ежечасно и ежеминутно. Вспомнился даже вопрос из викторины на догадливость: «Что все люди на Земле делают одновременно?» – с ответом: «Взрослеют».

Что это такое – взросление? Тягостная неизбежность или ещё один благодатный творческий путь?.. Этому и будет посвящено следующее письмо. А пока передохнём на границе территорий. Должно быть, тебе не очень легко читать, поскольку мне писать очень непросто.
Tags: ДСЖ-2, дружба с жизнью, письма о дружбе с жизнью, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments