Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Дружба с жизнью, продолжение. Письмо о человеке в человечестве

Продолжаю публикацию восьмой главы "Писем из внутренних путешествий".

Эта глава завершает вторую книгу. По метке "Письма о дружбе с жизнью" можно найти предыдущие главы.

Те, кто захочет начать с первой книги (а это правильный подход!), могут прислать мне просьбу о ней на адрес krotovv()gmail.com: я вышлю её в электронном виде, только так она и существует. Это бесплатно и без каких-либо обязательств с вашей стороны. Тем, кто откликнется здесь, в комментарии, на этот текст, я буду признателен за любые замечания.


Уникальный в общности уникальных
Письмо о человеке в человечестве


Не хочу пугать тебя, друг мой, но здесь мы встретимся с супер-голиафом. Он во много миллиардов раз больше тебя или меня! Впрочем, тут же хочу нас с тобой успокоить: это скорее голиаф-друг, чем голиаф-враг, хотя относиться к нему можно по-разному. Более того, никто из нас просто жить без него не может. Да и он не существует в полном смысле без тебя или без меня. Так что давай внимательно присматриваться к нему, а значит и к самим себе.


Человек – и элемент человечества, и его воплощение.

Образ человечества необходим каждому человеку. Не только как великого и ужасного псевдосущества (это другая сторона образа, побуждающая к настороженности), но и как особого измерения жизни, расширяющего индивидуальное существование и многомиллиардным масштабом помогающее понять незначительность эгоцентрической самости.

Вместе с тем культурное бытие человечества показывает те возможности, которыми обладает отдельная личность, – возможности стать неповторимой и невычёркиваемой строкой в истории общества, в его становлении, в формировании самого облика земного населения.

Человек – и элемент человечества, и его воплощение, так как только в людях оно и может воплощаться. Каждый из нас соединён с человечеством культурой, социальным чувством и чувствами, направленными к тем или иным из людей. А человечество обнаруживает свою множественность именно тогда, когда пытается осознать своё единство.

Чтобы понять роль человечества в твоей жизни, нужно мысленно исключить из неё всё, в создании чего участвовал не только ты сам, но и другие: одежду, жильё, еду и всё прочее. А также исключить всех остальных людей: кого любишь, с кем дружишь, с кем рядом живёшь... Много ли останется? Ведь человечество несоизмеримо с человеком по времени существования. Подавляющая часть того, чем живёт на своём веку человек, накоплена человечеством за тысячелетия своего существования.

Таким образом, индивидуум является представителем человечества в двух отношениях. С одной стороны – как его социальная частица со своими функциями в нём. С другой – как личность, в которой сконцентрированы тот опыт и та общая культура человечества, которые этим человеком усвоены.


Индивидуальность – уникальный орган социального организма.

Каждый человек – это вылазка человечества в индивидуальность, в особость. Благодаря таким вылазкам и их осмыслению, каждый из нас лучше понимает и человека (а значит себя самого), и человечество в целом.

Человеку необходимо осознание себя в человечестве и взаимодействие с ним, а значит индивидуальное освоение социально-культурных связей с человечеством. Вопрос в том, чему человек может при этом научиться и как это помогает ему становиться самим собой.

Человечество можно назвать галактикой судеб. Каждый из нас способен обратить внимание лишь на небольшую часть из них. Что свидетельствует лишь о ёмкости нашего внимания, но вовсе не о ничтожном значении остальных судеб, пусть даже хоть одной из них. Это вполне можно проверить. Выбери наугад человека, о котором до настоящего момента понятия не имел, углубись в его судьбу – и тебе откроется целый мир, который существовал ещё до того, как ты обратил на него внимание. Без этого индивидуального мира человечество было бы неполным, как и без любого другого.

Так что в разговоре с человечеством – многоголосым и многоязыким – услышишь много интересного. Постарайся отвечать достойно. Всем нам случается, тем или иным образом, выступать друг перед другом. Стоит учиться быть и хорошим артистом, и благодарным зрителем. Чтобы любая роль была органична, чтобы ты как орган социума способствовал его здоровью, а значит и своему собственному. Недальновидно упираться только в самого себя.

Мысль могла бы странствовать по бескрайним мирам, если бы не застревала в самости думателя.

Впрочем, мы зацеплены друг за друга не только через человечество, и непосредственно. Мы нужны друг другу, хотя и осознаём это в разной степени, в разных ракурсах. Быть по-житейски нужным для другого часто означает поддерживать его созависимость с тобой. Достойнее быть важным для него. Это подразумевает взаимодействие самобытных личностей.


Наша соединительная сила – сочувствие.

Мы все, то и дело, побуждаем к чему-то друг друга, подталкиваем к тому или другому поведению. Даже если не прямым воздействием, то просто самим собой. А вот к чему побуждаем – это вопрос качества нашей личности. С другой стороны, каждый из нас мастерит из полученных побуждений свои поступки, соединяя их с собственными устремлениями. Причём любой импульс можно подправить в нужном тебе направлении, потому что чаще всего самыми сильными остаются наши внутренние импульсы.

Само сотрудничество с судьбой происходит не в вакууме, а среди других судеб, среди других людей, в пространстве человечества. Твоя судьба неминуемо связана с судьбами человечества, поэтому и к ним надо быть внимательным. Кроме того, окружающие судьбы служат примерами возможного развития человеческой судьбы вообще, и твоей в частности. Важны и сами окружающие люди – те, что участвуют в твоей судьбе, те, у кого можешь чему-то научиться, а ещё те, кто нуждается в твоём участии в их судьбе.

Соединительная сила в человечестве – сочувствие. Когда сочувствуешь другому, укрепляешь человечество. Нехватка сочувствия, и особенно сострадания, расшатывает его. Жестокость работает на разрушение.

Приоткрывание души окружающим – теми или иными средствами – этой твой шаг к дружбе или к духовному товариществу. Следующий шаг – за тем, кому это родственно и созвучно, за его откликом. Однако человеку нужно рассказать о себе не только для того, чтобы сообщить другому информацию, но и чтобы послушать, как выглядит его рассказ о себе. Что же касается общения, главный разговор начинается, когда мы перестаём говорить заведомо приятное и стараемся обсудить трудное. К сожалению, именно на этом общение зачастую и обрывается.

Отвергнуть – хирургическая операция. Решительная, болезненная, но одноразовая. Принять – начало постоянного душевного труда. Однако полярный выбор: принять или отвергнуть, – не обязателен. Есть ещё и духовное прощение, и оно не всегда связано с возобновлением душевной или житейской близости. Простив человека полностью, можно и отстраниться от него во избежание новых обид, возможных по твоей или его слабости.

Самый никчемный вариант отношений – это агрессивная конфронтация. Ведь энергия на понимание себя и энергия на агрессивность берутся из одного внутреннего резервуара. Чем больше тратится на одно, тем меньше остаётся для другого.

Но вернёмся к сочувствию. Естественно для человека –  когда помочь хочется всем. При этом нужно всё-таки выбирать, кому и как попробуешь помочь именно ты, – такова суровая и неизбежная необходимость. С этим связан и тот парадокс, что больше всего человек зависим от тех близких, которые зависимы от него и поэтому чаще других становятся теми, кому помогаешь. В то же время сочувственная и осмысливающая поддержка близких может создать твою зависимость от них, поскольку освещает твою жизнь. Зависимость, конечно, вещь непростая, но не стоит опасаться помогать близким, не стоит беспокоиться за них, когда они беспокоятся о тебе. Дай им шанс быть заботливыми и пользуйся каждым своим шансом.


Человечество – и соратник мой, и оппонент.

Человек тесно связан с человечеством не только культурным наследием, но и сегодняшним контекстом жизни. Под воздействием человечества находятся и внешний мир человека, и внутренний. Человечество – и соратник мой, и оппонент, часть меня и охватывающая меня стихия. Оно может поворачиваться к человеку враждебными или дружескими сторонами, но в целом не замечает тебя, как ты не замечаешь какую-нибудь конкретную клетку своего организма. Можно даже назвать это равнодушием. Такое равнодушие может быть нарушено только отдельными людьми, проявляющими свой интерес к тебе, а иногда и вовлекающими в это других. Постарайся и сам быть в числе неравнодушных людей. В числе проявляющих и привлекающих внимание к другому человеку, а не ожидающих персонального внимания к себе от всего человечества.

Человек не просто живёт в человечестве. Он живёт человечеством – даже если не понимает этого,  даже если является самым ярым индивидуалистом. Это проявляется и на внутреннем уровне, и на внешнем. Например, информационная глобализация мира полезна тем, что можно примерять себя к далёким событиям: как ты будешь вести себя, если подобное развернётся рядом, если будешь вовлечён в него. Если такой душевной гимнастикой не заниматься, то выбор в критической ситуации сделаешь не ты, а твоя психика.

Мы живём в поле окружающих нас традиций, а традиции – это привычки социума. Для кого-то они становятся автоматической составляющей жизни. Для кого-то – основой, на которой вырастают собственные переживания и собственный образ жизни.

Мы все вместе проходим через череду коллективных событий. Большинство чаще всего участвует в них пассивно. Кто-то участвует активно. Немногие участвуют в наполнении того или иного события – событийным смыслом. Но не так-то просто судить об этом и отмечать выдающихся людей. Мы не можем досконально знать, кто, где и какие заметки оставляет по ходу своей жизни – в чьих душах, в каких закоулках ноосферы работают его памятные знаки, кто и как их усваивает для себя...


Каждого из нас соединяет с человечеством своё социальное чувство.

Человек в человечестве – это путник среди протоптанных людьми тропинок.  Но можно назвать его самого тропинкой индивидуальной судьбы среди других людских судеб. Каждого из нас соединяет с человечеством своё социальное чувство. А ещё – те чувства, которые направлены на того или иного конкретного человека. Но прежде всего – именно социальное чувство.

Социальное чувство часто проявляется в гражданственности, то есть в отношении к своей стране, своему народу, к месту, где живёшь. Это чувство может побуждать тебя к активности, вплоть до участия в политике, может быть совсем пассивным, а может развивать в себе внутреннюю гражданскую готовность к поступкам при тех или иных сложившихся обстоятельствах.

Но далеко не только к гражданственности сводятся проявления социального чувства. Всякое творческое созидание тем или иным образом подталкивает нас к тому, чтобы поделиться созданным с другими людьми, а значит с человечеством. И мы делимся своим, хотя всегда это некий слепок, копия, проходящая через слова, краски, звуки, формы и другие средства выражения. Благодаря этому инстинкту делёжки своим, складывается необозримое богатство человеческой культуры.

При этом можно изо всех творческих сил служить людям, обществу, человечеству но это не обязательно означает, что этот труд будет заметно востребован, да ещё при твоей жизни. Формировать социальную востребованность – иная работа, которая тоже в интересах общества.

Правда, недостаточная известность автора во многом благоприятна для его творческого развития. Но невписанность его творчества в общую культуру человечества – что свойственно наиболее самобытным подходам к жизни, то есть наиболее ценным, – озадачивает человека и ставит вопрос: в чём тут дело? В недостаточном уровне творчества, или в собственной пассивности, или в незрелости окружения, или просто в том, что хотят быть услышанными куда больше людей, чем те, кому есть что сказать?..

Важно не позволять себе замыкаться в углу своей непонятости другими людьми. Это часто связано с непониманием себя самого, а значит и общечеловеческого в себе. Чем яснее видишь свой внутренний мир, чем честнее говоришь о нём, тем понятнее будешь другим. Не всем, но многим.

Ощущение недовостребованности нормально. Это просто понимание того, сколько всего ты мог бы сделать для окружающих, если бы они об этой возможности догадывались. Насколько жизнь человека будет усвоена человечеством, зависит не только от достоинств самого человека, но и от готовности общества к усвоению его достижений.


Вопрос о смысле жизни – не для человечества, а для человека.

Смысл человечества – в овладении искусством искать общности друг с другом. То есть быть человечеством. Но вопрос о смысле человеческой жизни – это вопрос для человека. Потому что ответ не может быть обобщённым, подходящим для какого-то общества в целом. Смысл жизни для меня всегда означает смысл моей жизни, а для тебя – твоей. Отсюда уже начинаешь понимать, что впишешь своей жизнью в жизнь человечества.

Но не выпадаем ли мы порою из жизни человечества в своё индивидуальное одиночество?.. Даже если такое ощущение возникает, полезно помнить, что одиночество – это не просто житейская ситуация, а внутреннее состояние, с которым её воспринимаешь. Можно жить и в физическом одиночестве, и в любом человеческом муравейнике, если уметь путешествовать по бескрайним просторам души, выводящим к ещё более необъятным просторам духа.

Человек в человечестве трёхмерен. Он живёт в индивидуальном измерении, в социальном, а также в измерении, определяемом верхними уровнями смысла. Удаётся ли ему при этом быть триединым? Или он рас-троен, потому что не может согласовать в себе эти измерения друг с другом? Или два измерения увязаны, а вот с третьим проблематично?.. Впрочем, все эти вопросы относятся не к человеку-вообще, а ко мне и к тебе лично.

Может быть, мы по-настоящему встретимся с человечеством лишь после смертного перехода – когда окажемся среди всех тех душ, которые прошли свой земной путь и обрели новую жизнь. Трудно, конечно, судить об этом отсюда, но почему бы не попробовать представить себе такое?.. Мы встретимся не только с родными и близкими, но и со многими, чьи имена известны нам по мировой культуре – памяти человечества. А также узнаем многих, о ком слыхом не слыхивали, но кто сделал для человечества очень много, оставшись неизвестным или малоизвестным.

  
Да, друг мой, оглядевшись здесь по сторонам, можно быть уверенным, что осознание себя как человека в человечестве усиливает полноценность нашего сотрудничества с судьбой – важнейшего проявления нашего внимания к жизни и общения с ней. Тем самым усиливаются и основания для нашей дружбы с жизнью в целом.

А если бросить взгляд дальше, в глубины этой территории, мы можем наметить себе на будущее и направления следующих здешних путешествий. Например, интересно присмотреться к центральному проявлению  человека в человечестве: к своему чувству социальности. Непременно надо будет к нему вернуться.

 Кроме того, обучаясь у человечества в целом, как и у отдельных людей, представляющих его передо мной, мне и самому стоит учиться быть его достойным представителем. То есть уделять активное внимание педагогике как руслу возможностей передачи человеческой культуры. И это не только педагогика для детей, но также педагогика для взрослых. Обе они важны, чтобы в свой черёд помогать другим на их путях развития в человечестве.

Если же мы обратим внимание на такие свойства человечества, как его культура и цивилизация, то окажемся в краю, где эти два явления то вплетены друг в друга, то оказывают друг на друга давление, доходящее до противоборства. Как-нибудь, попозже, обязательно наведаемся и сюда. Стоит поучиться брать от этих сторон человечества нужное, сторонясь вместе с тем мнимых ценностей.


Ты, друг мой, так же как и я, проходишь путь от прорастания в человечестве до плодоношения в нём смыслом своей жизни. Ты можешь рассказать себе об этом пути гораздо больше, чем я тебе: о радостном и горьком, о недовольстве прошлым и благодарности ему, о надеждах будущего. И пока в тебе бегут соки земной жизни, они могут питать плоды, неизвестные пока никому, кроме тебя.

Но сейчас давай прощаться с другом-голиафом – прощаться условно, потому что мы же не собираемся сменить одно человечество на другое, как иногда меняют страну. Мы с ним никуда не денемся друг от друга до смертного перехода или до конца света. Да и то, наверное, не расстанемся насовсем, а соединимся в области Тайны...


Теперь же, двигаясь дальше, нам предстоит оказаться в стране иных сущностей. Их можно назвать призывами и намёками, а можно и многими другими именами, но об этом – в следующем письме.
Tags: ДСЖ-2, дружба с жизнью, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments