Виктор Кротов (krotovv) wrote,
Виктор Кротов
krotovv

Category:

Работа со словом. Литературная студия ИЗЮМИНКА-2017, занятие 4 (100)

Юбилейная историческая сводка

Это сотое занятие интернет-студии «Изюминка». Пусть оно станет поводом совершить небольшое воспоминательное путешествие в её историю. Кому нужны подробности – в архиве ЖЖ хранятся все сто занятий студии.


Дата первого занятия – 14 февраля 2009 года. Технической причиной перехода на дистанционную форму занятий стали медицинские показания, в связи с которыми завершилась работа студии «Родник» для детей и взрослых. Эта студия проходила в клубе «Ладога» с января 1999 года в течение девяти лет.

Ритм занятий интернет-студии поначалу был другим. В 2009 году состоялось 18 занятий. Потом занятия стали ежемесячными, только летом проходило два занятия вместо трёх. В 2017 году мы перешли на шесть занятий в год.

Название «Изюминка» обсуждалось на студии и было принято по общему согласию. Поначалу подразумевалось, что в студии будут заниматься также и дети (с помощью родителей), но оказалось, что это не очень-то получается.

За 2009-2017 годы в занятиях студии участвовали 92 человека. Из них 13 участников занимались два года, 8 участников – три года, 7 участников – четыре года, 9 участников – пять лет, 3 участника – шесть лет, один – семь лет, один – восемь лет. Остальные, сами понимаете, - по одному году (впрочем, у некоторых этот год свёлся к одному-двум занятиям).

О содержательной стороне занятий не пишу, поскольку тексты их доступны в архиве. А методические обобщения – это, наверное, дело для будущей книги.


ВНИМАНИЕ! В двадцатых числах июля и в первую неделю августа я буду вести студию в лагере реабилитационного центра «Наш Солнечный мир». Не удивляйтесь отсутствию моих откликов в это время.


Теперь вернёмся к нашим текущим делам. Вот накопленные плюсики:

ardnaskela20 = 21, bigbeardman = 56, ezhik_84 = 12, helaritas = 60, iliysakucc = 35, irinazhar = 98, lanemru = 51, obi_van_ki_ro = 21, tania_al = 80, znnina = 0.





Занятие 4 (100)). Работа со словом

Это занятие посвящено улучшению написанного текста. Речь пойдёт не о редактуре в издательском смысле слова, тем более не о корректуре, хотя и в таких делах, разумеется, происходит работа со словом и улучшение текста. Предыдущие три занятия относились к написанию текста, во время которого тоже мы работаем со словом, сознательно или бессознательно. Здесь же мы сосредоточимся на том, что уже написано, с целью максимально улучшить само словесное существование текста.

Большое внимание этой теме уделено в НСК. Часто она возникала – в разных ракурсах – и на занятиях Изюминки. Ниже приведены некоторые ссылки, но об основных вещах я постараюсь сказать на этом занятии.

Занятие 6 (06) – Трёхстишие. Первый слой. В ранних занятиях часто затрагивались две темы. Ссылка относится к теме «Первый слой». Точнее говорить о «следующем слое».

Занятие 6 (24) – Мир фразы

Занятие 9 (50) – Язык и его подсказки

Занятие 6 (58) – Эпитет

Занятие 8 (82) – Дружба с языком

В технике, особенно в автомобильном деле, существует понятие «тюнинг» (от английского «настройка») – доведение механизма до его наилучшего состояния. Вот о таком «тюнинге текста» нам и предстоит поговорить.


Взаимодействие написанного с языком

Прежде всего, стоит понимать, что работа со словом требует не механического подхода (надеюсь, термин «тюнинг» не создал крена в эту сторону) и не просто вдохновенного творчества (оно важнее на этапах написания текста), а обеспечения наилучшего взаимодействия текста с русским языком, на котором он написан.

Здесь важно не только использовать тот слух к языку, который у тебя уже сформировался, но и развивать его на внимательном отношении к каждому фрагменту, к каждой фразе. Ведь зачастую язык сам подсказывает нам верное построение фразы, использование синтаксических возможностей для создания самобытной интонации, помогает искать наиболее подходящие слова. Чем лучше слышишь эти подсказки, тем интереснее получается результат.

По сравнению с этапом написания текста на нашей стороне теперь два обстоятельства: отстранение от заботы о самом создании текста и некоторая отстранённость от него (ради которой необходим некоторые интервал времени между завершением текста и началом итоговой работы со словом.


Прополка

Простейшее обстоятельство, требующее нашего вмешательства, – это нецелевые повторы, то есть такие повторения одинаковых слов, выражений или грамматических оборотов, которые не вызваны нашим намерением использовать их в определённых целях – например в качестве рефрена. Такие нецелевые повторы создают у читателя впечатление обеднённости авторской лексики (даже если он не может это впечатление сформулировать), не говоря о том, что они должны сигналить самому автору о том, что богатство языка недостаточно использовано им для уточнения сказанного.

Встречаются и такие необязательные слова, которые могут являться повторами или нет, но без которых вполне можно обойтись, если присмотреться к контексту.
Например: «Вадим поглядел вокруг, потом он достал карту и стал разбираться». Местоимение «он» не повтор, но совершенно лишнее среди однородных членов предложения. Кстати, если бы в последней фразе я написал бы «но оно совершенно лишнее», это было бы более оправдано, поскольку здесь меньше степень однородности членов предложения («поглядел» и «достал» однороднее, чем «не повтор» и «лишнее»). Но всё равно это «оно» показалось мне ненужным.

Хорошо бы вовремя заметить выпадающую из стиля лексику (если это не специальный приём). Например, если вы хотите писать на хорошем литературном языке (в первую очередь, имеется в виду авторская речь, не лексика персонажей), то лучше избегать выражений, привычных, возможно, по интернет-общению. Не пишите: «он, типа, не хотел...». Старайтесь не соединять лексические обороты из разных способов восприятия. Не пишите: «при виде нежной берёзки на краю заросшей изумрудной травой воронки от бомбы он испытал когнитивный диссонанс...».

Будем внимательны и к неоправданно длинным фразам. Конечно, можно разработать особо «длиннофразный стиль» - такой, что одно предложение может оказаться законченным рассказом, и не очень коротким. Такие бесконечные фразы легко конструируются, но требуют от читателя особого энтузиазма. Зато и чрезмерно длинная фраза без особых ухищрений, как правило, может быть разделена на фразы меньшей длины и большей ясности – и лучше пользоваться этим подходом, чем испытывать читателя на готовность к длинночтению.


Уточнение лексики

Здесь хочется сказать о том, что слова должны подходить к вашему стилю (по крайней мере к той тональности, которая выбрана для данного произведения. Кроме того, они должны соответствовать и конкретному фрагменту – тому контексту, в котором они участвуют. Конечно, волны не должны «падать стремительным домкратом» (хотя это и пародийный пример, но он вызывающе предупреждает об опасности, как красный флажок). В то же время это выражение – цитата из замечательной книги, то есть ироничному контексту «Двенадцати стульев» и стилю Ильфа–Петрова эти слова вполне соответствуют.

Работа со словом даёт автору новый шанс подобрать в том или ином случае более выразительное слово – слово из следующего слоя (об этом можно прочитать в НСК (главка «Принцип следующего слоя») и в занятии 6 (06).

Стоит внимательно следить и за тем, не остались ли в написанном совсем уж проходные эпитеты (из первого слоя), и вовремя подыскать им замену. Кроме эпитетов стандартных (румяное яблоко, пушистое облачко, пылкая любовь), полезно критически относиться и к слишком универсальным, безразмерным эпитетам. Самый показательный из них – слово «красивый», которое можно прилепить к чему угодно, потому что оно ничего не означает. Всегда полезно спросить себя: красивый чем?.. хороший в каком отношении?.. замечательный в чём?.. ужасный почему?.. – и перейти к эпитету более меткому.

Не забудем о синонимическом богатстве русского языка. У многих слов существует длинная синонимическая «скамейка запасных», и если в период написания текста был по быстрому выбран слишком очевидный вариант, сейчас самое время посмотреть, нет ли более подходящей замены.

Думаю, принципиальный подход к уточнению лексики понятен. Текст написан, это уже хорошо. Теперь мы смотрим, как можно его улучшить. Только и всего.


Взаиморасположение слов

Ещё одна сторона возможного улучшения текста на уровне фразы – это упорядочивание внутреннего построения фразы. Простейший пример – это слов инверсия. Два последних слова я переставил только в качестве примера инверсии, но если бы у меня была надобность перейти на высокопарный стиль, такая перестановка, возможно, была бы оправдана. Пример этот показывает, что у слов есть привычная упорядоченность, которую можно изменять, если знаешь или чувствуешь, зачем это делаешь. Таким образом, бывает оправданная и неоправданная инверсия. Или: бывает инверсия оправданная и неоправданная. В последней фразе я воспользовался инверсией (не очень явной) для заострения акцента на слове «неоправданная». И это вполне оправдано.

Вы, наверное, помните со школы, что слова в предложении зависят друг от друга. Их связь может быть более равноправной, как между подлежащим и сказуемым или менее (разные виды подчинительной связи). Углубляться в это здесь не буду, но скажу, что можно назвать такую связь тяготением слов друг к другу. Мы можем облегчать или затруднять это тяготение – прежде всего, за счёт дополнительных слов (а также словосочетаний и даже вводных или придаточных предложений), которыми разделяем тяготеющие друг к другу слова. А также за счёт перестановки взаимозависимых слов поближе друг к другу.

Пример:
«Сосед, с которым я вчера зачем-то повздорил из-за сущей чепухи, неожиданно выглянул в своё новое пластиковое окно, установленное недавно, и примирительно помахал мне своей холёной рукой». Здесь говорится: «Сосед выглянул в окно». Эти слова складно стоят в короткой фразе, но я заставляю читателя (с грамматической точки зрения, почти насильно) проглотить вместе с этим сообщением много других, прежде чем четыре слова соединятся в его восприятии.

Можно написать и так:
«Неожиданно в окно выглянул сосед. Он примирительно помахал мне, хотя вчера я зачем-то повздорил с ним из-за сущей чепухи. В своём пластиковом окне, установленном совсем недавно, он выглядел вполне довольным жизнью. Это было заметно даже в царственном взмахе холёной руки».
Здесь не только сложная фраза разбита на более простые (о пользе этой процедуры говорилось выше, в главке «Прополка»), но и существенно облегчено стремление слов друг к другу, что тоже повышает читаемость текста.

Отдельно хочется сказать об употреблении слова «я», которое часто рябит в тексте, который написан от первого лица. Во-первых, надо стараться, чтобы оно не фигурировало в начале предложения (где оно становится заглавным и привлекает излишнее внимание). Если уже понятно, что речь от первого лица, не ставьте его лишний раз (см. пример с «он» в главке «Прополка»).

Большое значение имеет для текста и то, как автор распоряжается знаками пунктуации. Ведь они во многом определяют интонацию фразы и её восприятие читателем. Проследите за тем, чтобы пунктуация работала как надо.


Звуковая инструментовка

Звучание фразы – это прежде всего её ритм. Он возникает из чередования ударных и безударных слогов, пауз между словами, использования знаков препинания, но не обязательно всё это анализировать. Важно – слушать. Фраза звучит всегда, даже если читать её молча. Но для проверки качества этого звучания на этапе работы со словом лучше читать свой текст вслух – если не весь, то хотя бы наиболее важные фрагменты.

Если чувствуется что-то не то, стоит посмотреть, как мы применили знаки пунктуации, влияющие на паузы в предложении. Нет ли у нас обилия длинных слов. Приятно ли проговаривать фразу вслух. На месте ли логическое ударение, то есть смысловой акцент фразы. Иногда ради него стоит изменить порядок слов.

Могут возникнуть ненужные скопления гласных или согласных на стыке между двумя словами, если одно слово кончается гласными (или согласными), а другое начинается с них. Это приводит к фонетической пробуксовке. Чтобы избежать её, можно перестановить слова, заменить одно из них или вставить дополнительное слово. Кстати, даже спеллер в Ворде иногда остерегает автора от таких казусов.

Надо проследить и за тем, уместно ли мы используем повторение звуков, их возможную аллитерацию или рифмы (в прозе они тоже существуют). Случайные рифмы или аллитерации могут создать случайные эффекты, которых мы вовсе не хотели.


Борьба с многословием

Многословие - это не обилие слов, а их неоправданное обилие.

Выше уже говорилось о том, что нужна прополка готового текста от повторений и ненужных слов. Но нужно обратить внимание и на кое-что ещё. На присутствие фраз или даже целых фрагментов текста, где говорится о том, о чём уже шла речь, пусть даже другими словами. На излишние подробности, которые не имеют никакого значения ни для повествования, ни для персонажей, в нём участвующих. На слишком занудные, слишком рациональные, слишком педантичные описания, которые вполне можно заменить метким сравнением, красочным образом или выразительным обобщением. На места, не играющие никакой роли в изложении, в передаче мыслей, в построении образов.

Как и прежде, это становится балластом лишь при условии, что не является сознательным приёмом, за который автор несёт внутреннюю ответственность. Странно было бы придавать лаконичность и меткость репликам персонажа, многословие которого является одним из его органических свойств.


Знак качества

В одном занятии невозможно рассмотреть все бесчисленные ракурсы работы со словом, которые важны для автора. Здесь намечено лишь русло этой работы, а приоритеты тебе расставлять самому. Самому исследовать и различные другие развороты темы, которым посвящено множество материалов, начиная со школьных учебников, и заканчивая различными словарями и справочниками, позволяющими углубиться в выразительные возможности каждого отдельного слова или выражения.

Простейшая оценка успешности работы со словом – это ощущение того, что улучшенный текст тебе, автору, нравится, что ты не можешь и не хочешь что-то ещё сейчас исправлять. Может быть, потом, когда-нибудь, после некоторого перерыва. После того как возникнет новый уровень отстранённости. После того как пойдёт начитывание текста разными людьми. После того как ты сам в чём-то изменишься...

Такое ощущение необходимо автору для внутренней уверенности, позволяющей стремиться к начитыванию, к публикации. Оно говорит о том, что произведение закончено, что оно готово стать книгой или частью книги. Но оно не означает, что твоя авторская работа закончена. Впереди ещё два важных этапа, которым будут посвящены следующие занятия.


Вопросы для ответов

1. Если ты занимаешься не первый год или читал «Написать свою книгу», то много ли, с твоей точки зрения, в этом занятии повторов известных тебе тем?

2. Много ли времени ты уделяешь работе с уже написанным текстом? Или главное – его закончить?

3. Что ты добавил бы к необходимым усилиям по «прополке» текста?

4. Пользуешься ли ты принципом следующего слоя? Какие затруднения встречаются в его применении?

5. Какие из примеров тебе были полезны?

6. Насколько важной тебе кажется звуковая инструментовка фразы? Какие её моменты существеннее остальных?

7. Свойственно ли тебе состояние удовлетворённости написанным текстом после окончательной его правки?

ВОЗ-1
Придумать афоризмы-определения для пяти слов: ПАЛАЧ, ПАРИКМАХЕР, ПАРНИК, ПАРОДИСТ, ПАРОХОД.

ВОЗ-2
Выбрать 3-5 интересных для тебя слов и придумать для них афоризмы-определения.

ВОЗ-3
Написать историю по мотивам того произведения, над которым работаешь, или взять готовую историю, или главу из этого произведения. Объём до 5000 знаков. Провести с ним работу над словом, отслеживая её по пунктам занятия.

Tags: Литературная студия ИЗЮМИНКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →