krotovv

Category:

Шпион или разведчик, сказка-6 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

  

Паучонок Чак любил прибегать к червячку Игнатию, когда тот был один. Ведь когда взрослые собираются вместе, детям достаётся не так уж много внимания. А Чак уже любил примериваться: как это – быть взрослым. Бегал по норке, осматривался. У червячка Игнатия всегда что-нибудь новое появляется на стенах.

Осматривался паучонок, осматривался, а потом заявил:

– Хочу быть кем-нибудь таким... разведчиком или шпионом!.. Только не знаю, в чём разница.

– Шпион выведывает, чтобы повредить, – объяснил Игнатий. – Разведчик узнаёт то, от чего лучше будет. Им обоим надо учиться всё примечать. Да и вообще стоит быть приметчивым. Кстати, если будешь замечать, что тебе в жизни интереснее всего, то и поймёшь, кем тебе стать, не обязательно шпионом-разведчиком.

– Ура! – крикнул Чак, уже с потолка норки. – Буду приметчиком! Буду глядеть, что где интересного и как что сделать, чтобы ещё интереснее стало.

Последние слова донеслись, когда он уже выбегал из норки.


- Надо же, какую игру ты для Чака придумал, - одобрительно сказал паук Пафнутий при встрече с червячком Игнатием.

- Какую такую игру? – удивился червячок.

- Ну, в эту, в приметчивость. – пояснил Пафнутий. – Чак теперь лучше всех угадывает, как погода изменится... Научился картины паутинные делать, приглядываясь, как я этим занимаюсь... Да и нас всех в это дело втянул. Свою сестричку Чику он теперь зовёт юной приметчицей. Мы с Пуфой – почётные примечатели. Экзамены нам устраивает на внимание и налюдательность. Приходится стараться.

- Вы теперь прямо семья разведчиков, - улыбнулся Игнатий.

– Приметчиков, - поправил паук Пафнутий. – Кстати, и друг к другу мы заботливее стали относиться. Ведь всякое настроение стараемся примечать...


Червячок Игнатий хвалил Чака за его успехи в приметчивости, но кое-что его беспокоило. Однажды паучонок внезапно появился изнутри норки Игнатия и гордо заявил:

- Вот какой я приметчик! Увидел, что ты, червячок Игнатий, высунулся из земли в каком-то необычном месте и тут же скрылся. Тогда я отправился исследовать этот ход – и вот, добрался до твоей норки необычным путём!

- Таким необычным, что даже забыл поздороваться, - заметил Игнатий. - И забыл предупредить о своём появлении. Не очень-то мило.

- Ой, ну да, - смутился Чак. – Прости. И здравствуй!

На этом тогда и закончилось, хотя червячку Игнатию стало как-то беспокойно за юного приметчика. И не напрасно.

Вскоре к Игнатию пришёл муравей Моня со странным мешком. Мешок трепыхался и пытался вырваться. А когда Моня дал ему волю, самораспаковался, сбросил мешочные обрывки и оказался бесстрашным паучонком Чаком, который всё-таки на всякий случай убежал от муравья на потолок.

- Сторожа в муравейнике его поймали, - объяснил Моня. – Еле уговорил их отдать его мне для разбирательства. А не то бы...

Когда Моня ушёл по своим муравейным делам, червячок Игнатий решил принять свои меры и сказал: 

- Ты ведь Чак, превратишься так в шпиона, а не в разведчика. Тем более не в приметчика. Вот к тебе и отнеслись, как к шпиону. Дам-ка я тебе одну книгу почитать... Чтобы ты учился не только снаружи всё примечать, но внутри себя тоже. Ведь это ещё интереснее. И ещё важнее.

- Это о том, как надо себя вести?.. Что-то школьное?.. – тоскливо спросил Чак.

Червячок Игнатий улыбнулся:

- Да нет, просто сказка. «Волшебный возок» называется, вот она. Мне её мой автор подарил, который истории обо мне записывает. Он её и написал. Как всегда, Уменьшительная фея сделала её подходящей по размеру, чтобы нам всем читать было удобно, и...

- А что такое возок? – спросил Чак, - нетерпеливо рассматривая книгу.

- Что-то такое, в чём люди ездят. Сам я и не видал никогда такого транспорта. А здесь он описан так, будто в нём скрывается то, что у нас внутри, переживания всякие. Очень здорово, чтобы учиться это всё примечать... Ну, да сам разберёшься.

- Ага, спасибо! Не буду шпионить! Читать побегу! – и Чак умчался, радуясь, что его миновало муравейниковое «А то бы...», о котором Моня упомянул с очень уж мрачным видом.


- Гляжу, ваша с Чаком игра всё интереснее, - делился паук Пафнутий впечатлениями с червячком Игнатием. – Я ведь тоже читал «Волшебный возок», но Чак его прямо изучает. Он его в бумагу обернул и написал на ней своё название: «Учебник внутренней приметчивости». И нас тоже по нему учит.

- Чему? – заинтересовался Игнатий.

- Ну... Стряхивать с себя Обидюку вместо того, чтобы продолжать обижаться... Укрощать Злёнка, если он отвязался... Правда, это больше всего ему самому помогает. Что ещё?.. Змея Гордыныча не разращивать... С Маркизом Капризом управляться... Мы вместе боремся с Ленью-мачехой – зарядку по утрам делаем...


Чак и сам то и дело забегал к червячку Игнатию поделиться своими открытиями:

- ...А я понял, что в волшебном возке все видимые, а во мне они невидимые. Поэтому надо их самому примечать, в уме...

- ...А я научился примечать Хочунчиков и Могунчиков. Некоторых уже хорошо знаю...

- ...А больше всего мне нравится Великий Воо, заведующий ВООБРАЖЕНИЕМ! Только я ещё не придумал, чем ему у меня заняться...

- ...А то, что Страх-тарарах похож на паука, мне совсем не нравится! Есть очень даже смелые пауки...

- ...А я сообразил, зачем нужна внутренняя приметчивость.

Чак открыл книжку с надписью на обложке «Учебник внутренней приметчивости», которую таскал с собой, и прочитал:

- Чтобы знать, что сейчас надо сделать, чему надо научиться и чем заняться.

- Постой, постой, что-то я такого там не помню, - удивился червячок Игнатий. – Покажи.

- Пожалуйста, - с хитрым видом Чак протянул книгу червячку.

Игнатий был озадачен:

- Так ведь это не та книга... И вообще не книга, а тетрадь с записями... Твоими?

- Да! – гордо заявил паучонок. - А «Волшебный возок», между прочим, давно уже на твоей полке здесь стоит... Даже у червячка Игнатия не всегда получается быть приметчиком!..

И они оба весело рассмеялись.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.