Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

логотип сайта

Золотые желания

Хитрый Эдик купил золотую рыбку в зоомагазине. Дома говорит:

- Признавайся, желания выполняешь?

- Конечно, - отвечает рыбка. – Три штуки. Только они должны быть золотые.

- Это как? - удивился Эдик.

- Бескорыстными, творческими и на пользу всему хорошему, - отчеканила рыбка.

Озадачился Эдик, но ненадолго:

- Первое желание: сделай так, чтобы я научился такие желания придумывать. Второе...

- Обожди! – говорит рыбка. – Второе и третье скажешь, когда первое выполню. На это лет тридцать понадобится. Начнём вот с чего...

И очутился Эдик в библиотечном зале. Вокруг книги разных мудрецов стоят, а перед ним список лежит: что в каком порядке читать надо.

логотип сайта

Дрессировщик вещей

Молодой Лешоз дружил с вещами, как с живыми существами. Умел для каждой найти подходящее место. Каж-дую мог починить.

Вещи отвечали ему взаимностью, и вокруг Лешоза их становилось всё больше...

Постепенно квартира Лешоза так наполнилась вещами, что они стали сражаться за места в ней, и хозяин не успевал их примирять. Вещи просто озверели, бросались друг на друга. Доставалось порой и Лешозу.

Теперь, когда его по-прежнему называли дрессировщиком вещей, он бормотал, потирая больные места:

- Зовите лучше укротителем...
логотип сайта

Никудышный котёнок

Жили-были мама и папа. И была у них тихая доченька Сапа.

Принесла однажды Сапа с улицы котёнка. Такого никудышного, что мама плачет, папа плачет, а дочка щебечет:

- Не плачь мама, не плачь папа. Вымою, высушу, накормлю, напою, будет он всех нас радовать.

Так и получилось. Просто золотой оказался котёнок. И вырос ласковой-ласковой кошкой.

логотип сайта

Наказание для Реда

Нехороший человек Ред так надоел своими гадостями волшебнику Миракулу, что тот схватил Реда и притащил в свою волшебную лабораторию.

- Только не превращай меня во что-нибудь мерзкое! – взмолился Ред. – Не хочу быть лягушкой или пауком!..

- Пауки и лягушки лучше тебя, - буркнул Миракул и превратил Реда в обаятельного молодого человека.

Обрадовался Ред и побежал делать новые гадости. Да только они даже в голову ему перестали приходить. Стал ласковым и любящим, заботливым и честным. Ну, просто ничего с собой не мог поделать!..

А потом привык. И даже почитал Миракула как отца родного.

логотип сайта

Квартирный панцирь

Лоун жил в маленькой квартире большого города. Когда он вышел на пенсию, стал выбираться из дома реже и реже. Занимался всяким интересным, на которое раньше не хватало времени.

- Ты как черепаха, - говорили друзья. – Всё прячешься в свой квартирный панцирь.

Лоун и сам удивлялся, но приговаривал:

- Время у меня такое настало. Чем внутрее, тем бодрее. Вот и прячусь от городского панциря в квартирный.

логотип сайта

Светящая точечка - сказка-20, последняя, из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Однажды, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, червячок Игнатий вылез из своей норки проветриться. Он очень любил это время, когда можно поразмышлять о чём-нибудь интересном. Остальные времена он тоже любил, но это почему-то особенно.

- Не помешаю? – спросил его, выползая из травяных зарослей, слизнячок Лямба.

Как старый друг он знал об этом любимом времени. Но сегодня почему-то оказался здесь намного раньше обычного прихода на чаепитие. Вот и беспокоился, как бы не помешать.

- Наоборот, - приветливо ответил Игнатий. – Поможешь. Я тут задумался о светящей точечке, которую мне никогда не удавалось рассмотреть. Может, ты о ней что-нибудь знаешь? Червячок Палладий видел только её отблески, похожие на солнечных бабочек. А я не только отблески, но и саму эту светящую точечку издалека замечал. Почему-то мне кажется, что ты к ней и приближаться мог. Что это такое? Она похожа на внутреннее солнышко?

Лямба так и застыл на месте. Потом встряхнулся и начал говорить:

- Во как ты сразу: бабах - и о светящей точечке!.. Не очень много я о ней знаю, но про солнышко могу ответить: похожа. Потому что от неё тоже светло и тепло. И это вовсе не точечка.

- Не точечка?.. А издали кажется точечкой... Что же тогда?

- Это вход... – Лямба пытался подыскать нужное слово для пояснения, но не смог и замолчал.

- Куда? – нетерпеливо спросил червячок. – Ты входил?..

- Да... один раз...

- И что?

- И... ничего не могу рассказать. Там уже не мир Внутри,.. Да и не мир Снаружи... Там так необычно, что не расскажешь... Помнишь, в книге «Волшебный возок» - когда Вагик шагнул в Источник и всё стало совсем необычно?.. Ну, что-то такое...

Тут Лямба заметил, что червячок Игнатий так крепко задумался, что даже перестал задавать вопросы. Или, может, задремал?..

«Отправлюсь-ка я к пауку Пафнутию, - подумал слизнячок. – А на чаепитие вместе с ним заявимся. Всё равно я уже всё, что мог, рассказал про светящую точечку...». И он потихоньку уполз обратно в травяные заросли.


Червячок Игнатий и сам бы не смог сказать, задумался он или задремал. Да это и не так уж важно было. Важно, что он стоял перед великолепной птицей Думалкой и просил её слетать с ним к светящей точечке.

- Лямба так интересно рассказывает, - объяснял он, - а я ничего толком понять не могу. Вот если бы всё это просто увидеть...

- Увидеть я тебе, пожалуй, помогу, - согласилась Думалка. – Но вот насчёт «просто» не уверена...

И они полетели.

«Да, внутренние полёты это совсем другое, чем внутренние путешествия, - подумал червячок Игнатий. – Полёты быстрее и дальше».

- Зато внутренние путешествия глубже и увлекательней, - заметила Думалка. – Я тебе просто сориентироваться помогаю.

Червячок Игнатий уже привык, что для неё всё равно, говорит он или думает. Она же Думалка, с ней можно и без слов общаться...


Тем временем они подлетели к светящей точечке. Прав был Лямба: от неё шли свет и тепло. Но она не ослепляла и не обжигала.

С той же скоростью, с какой летела Думалка, светящая точечка становилась шире и прозрачнее. Мгновение – и они пролетели сквозь неё!

«И вправду вход, - обрадовался червячок Игнатий.

- Для нас с тобой даже ВЛЁТ, - усмехнулась Думалка. – Самому тебе добраться сюда будет не так легко. Но стоит постараться.

Игнатий был согласен: стоит... Всё здесь было удивительно другое. Не похожее ни на мир Внутри, ни на мир Снаружи, ни на Космос, ни на мелкий мир, в котором жили микряне... Всё самое красивое из этих разных миров соединялось здесь во что-то общее. А к этому добавлялось ещё Что-то, чему и название не подберёшь. И червячок Игнатий с Думалкой, попав в этом невероятный узор, тоже стали его частицей. Или даже не частицей, нет, а самим этим узором. Он весь был заверчен вокруг Источника Света – ещё более таинственного, чем светящая точечка. Чувствовалось, что из Источника Света происходил и сам этот бесконечный узор, неописуемый словами...

Но тут Думалка тихо сказала:

- Всё.


И вот уже они летят по миру Внутри, к которому Игнатию приходится привыкать заново.

- Это вроде сна... – сказал он сам себе.

- Это не вроде сна! – строго возразила Думалка. – И это не сон. Не обманывай сам себя. Это ПОЛЁТ МЫСЛИ. А мысль всегда на самом деле.


Да... Червячок Игнатий мог бы сказать сам себе: «И тут я проснулся»...

Но он теперь точно знал, что это не сон, потому что не хотел обманывать сам себя. И знал, что всегда может вернуться к светящей точечке. Хотя это и так-то просто. Но стоит постараться...


- Спасибо, - тихонько сказал червячок Игнатий слизнячку Лямбе, когда чаепитие уже подходило к концу и общая беседа разделилась на несколько маленьких бесед. – За то, что рассказал о светящей точечке, и за то, что дал мне самому всё это обдумать. Жаль, что за чаем про это не расскажешь...

- Не расскажешь, - подтвердил Лямба. – Каждому к своей светящей точечке приходится самому добираться. И самому разбираться с тем, что он там увидит.

Тут раздался голос божьей коровки Пятнашки – почему-то из-под стола:

- Пожалуйста, светлячок Люксик, посвети мне здесь!.. Я брошку свою сюда уронила.

Люксик поспешил на помощь, и брошка тут же нашлась.

– Спасибо! Здорово светишься, – сказала божья коровка Пятнашка, вылезая из-под стола и прикрепляя брошку на место.

– Он не только светится, но и для других светит, – добавил червячок Игнатий, постепенно возвращаясь от мыслей про светящую точечку. – Значит, у тебя, Люксик, внутри тоже что-то светит, не только снаружи...

– Может, и внутри меня что-нибудь светит? – рассмеялась Пятнашка. – Может, я фонарик случайно проглотила, а?..

– Ага, – кивнул Игнатий. – Насчёт фонарика не знаю, а вот светящая точечка в тебе точно есть. От этого с тобой радостно.

– Отлично! – объявила Пятнашка. – Теперь я даже в темноте домой доберусь.

- Лучше всё-таки я тебя провожу, - предложил Люксик. – А то пятнышки свои растеряешь.
логотип сайта

Лучшая игра - сказка-17 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

- Эх, все игры вчера переиграли, - вздохнула божья коровка Пятнашка. – Неужели надо снова их перебирать?.. Хочется чего-нибудь новенького. Червячок Игнатий, у тебя есть гномпьютер. Поищи в интернете новую игру, а?

- Ладно, поищу, - согласился червячок Игнатий. Только ты уж уточни, пожалуйста, какую тебе хотелось бы игру.

Пятнашка оживилась:

- Это я запросто. Так, начинаю... Самое главное, чтобы было весело... И ещё самое главное, чтобы в этой игре было побольше разнообразия. Ну, чтобы не одно и тоже... О, вот ещё самое главное: чтобы каждый мог в неё играть... И чтобы можно было играть большой компанией, маленькой компанией, и даже одному. Кстати, это тоже самое главное... А самое-самое главное – чтобы её не хотелось заканчивать!..

- Фух-х, сколько у тебя пожеланий! – изумился Игнатий. – Да ещё самых главных... Ладно, пойду, попробую поискать в интернете. Хотя и у меня какие-то птички-мыслички чирикают. Правда, тихо и неразбочиво... Только сначала к пауку Пафнутию загляну, новую картину посмотреть...
 

Но вдруг, когда червячок Игнатий разглядывал картину-паутину, недавно законченную пауком Пафнутием, птички-мыслички зачирикали громко и отчётливо.

- Мне даже показалось, что одна из них клюнула меня изнутри, чтобы я быстрее догадался. И тут я вспомнил, как мы когда-то устраивали выставочный зал в старой стеклянной банке... – рассказывал он позже друзьям.

 
Вскоре после этого настала пора таинственных разговоров о какой-то особой игре. Это были разговоры червячка Игнатия с Пятнашкой, а потом каждый из них говорил со многими друзьями и знакомыми об этой Игре. А каждый из друзей и знакомых после такого разговора выглядел загадочно, и у него появлялось много всяких интересных забот...

А после таинственных разговоров настала всеобщая таинственная деятельность. Но хотя она была всеобщей, каждый что-то делал и сам по себе. Так что всё оставалось очень таинственным...

Потом стремительная стрекозка Зоя стала летать ещё стремительнее и чаще, чем раньше. В каждый дальний полёт она уносила целые почтовые сумки каких-то загадочных листиков.

Налетавшись вдаль, она стала разносить такие же листики всем окрестным жителям – конечно, только тем, которые гораздо меньше людей. И каждый листик был приглашением в «Галерею С.Л.И.». Что означают эти три нерасшифрованные буквы, не объяснялось. Только говорилось на пригласительном листочке, что вход в эту никому не известную галерею находится на дальнем обрыве Большого Оврага, который был всем известен.

 
Рядом со входом в галерею было отверстие кротовой норки, откуда выглядывал крот Прокоп. Он пропускал в галерею всех, у кого видел листок-приглашение. Остальных он тоже пропускал. И всем приветливо улыбался. Позже все узнали, что Прокоп был главным строителем этой галереи.

Народу было много. Не зря стрекозка Зоя так усердно летала с приглашениями.

Коридоры вели от одного выставочного зала к другому. Судя по чудесному освещению, всё тут было оборудовано с помощью гнома Ома. И в каждом зале посетителей ждали сюрпризы...

...Искусные картины, сплетённые пауком Пафнутием. Здесь же висели макраме паучонки Чики в виде фантастических существ.

...Висячий спортивный комплекс, сплетённый из паутинных канатов паучонком Чаком.

...Буфет, полный кулинарных блюд, приготовленных паучихой Пуфой.

...Музыкальная комната сверчка Чуни и его ансамбля.

...Макет муравейник будущего, созданный муравьём Моней и его командой.

...Аппетитная коллекция разных сортов мёда, организованная пчёлкой Жанной и её приятельницами из разных ульев. Разумеется, всё можно было попробовать, запивая ароматным чаем, который разливал червячок Игнатий.

...Уголок разнообразных поделок гнома Ома и жука Домидонта.

...Выставка картин художника Эдуарда, которым Уменьшительная фея придала подходящий размер.

...Зал воздушных танцев бабочки Этайи вместе с её подругами. Здесь можно было потанцевать вместе с ними.

...Световое шоу группы светлячков под руководством Люксика.

... А каким был читально-книжный отдел! Здесь можно было увидеть и почитать все шесть книг про червячка Игнатия и его друзей, выпущенные людьми и уменьшенные... правильно, Уменьшительной феей. И книжки самого червячка Игнатия, выпущенные гномом Омом. Он же выпустил и другие книжки: воспоминания улитки Ульяны о её бабушке, руководство по плетению паутинных картин паука Пафнутия, «Энциклопедию прыжков», составленную кузнечиками Кузей и Смитом, исследование слизнячка Лямбы, сравнивающее насекомый мир с человеческим, сборник «Стихи белой вороны» поэта Марфика, и ещё, и ещё... Среди книжных витрин здесь стояли удобные кресла, сделанные в мастерской паука Файва, и почти все они были заняты читателями...

 
...На выходе посетителей галереи ожидала расшифровка её названия. Надо сказать, многие подходили к божьей коровке Пятнашке, которая дежурила возле выхода, гордая успехом всей галерейной затеи, и просили записать их для участия в этой Самой Лучшей Игре.

Впрочем, жук Дормидонт тоже был там и всем объяснял, что творчество – это не только игра, но и очень важное дело. И приглашал на мастер-классы, где можно будет научиться самым разным искусствам.

Это не мешало Пятнашке весело улыбаться и твердить:

- Самая лучшая игра – та, которую тем больше не хочется заканчивать, чем дольше в неё играешь!.. Как говорит червячок Игнатий, в этой игре выигрывают все.
логотип сайта

Секреты увязывания, сказка-11 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Первым делом в это утро червячок Игнатий отправился к пауку Пафнутию, который накануне закончил свою новую паутинную картину. Картина Игнатию очень понравилась. Знакомые им всем места были изображены на ней в удивительно сказочном виде.

Потом они пили чай в паутинной беседке, устроенной в глубине куста.

- По-моему, это так непросто: увязывать паутинки в такую красоту. Как у тебя это получается? – спросил червячок Игнатий.

- Ко мне сейчас как раз придёт паук Файв, - сказал Пафнутий. – Он просил поучить его вывязыванию картин. Можешь и ты посмотреть-послушать.

- Спасибо, обязательно побуду на уроке увязывания, - обрадовался червячок. – Жаль только, что производить паутину у меня не получится. Так что не стать мне увязывателем...

- А мне кажется, ты и сам отличный увязыватель, безо всякой паутины, – заметил Пафнутий. – Просто у тебя другой материал. Например, ты всех нас друг с другом связываешь на своих чаепитиях... Ещё помогаешь мне понять всякие важные вещи – ну, то есть соединить одно с другим, когда мне самому это не удаётся... Так что у тебя тоже получаются всякие узоры и картины. Ведь не обязательно из паутины их делать.

– Наверное, каждый из нас увязыватель, – улыбнулся Игнатий. – Ты, я, да и все остальные. Ведь у каждого есть много такого, что хочется связать друг с другом. Главное, чтобы красиво получалось – как у тебя.

 
После урока с пауком Файвом, где Пафнутий рассказывал про всякие секреты паутинного увязывания, червячок Игнатий отправился прогуляться вместе с Файвом, которого давно не видал. Устроившись передохнуть на кусочке коры, они вспоминали начало их знакомства. Тогда паучата Чак и Чика испугались, было, пятиногого паука. А когда Файв обыграл всех в объёмные салочки, Чик восхищался им и даже спрашивал, сможет ли он с восемью ногами научиться быть таким же ловким...

И тут вдруг, посреди их воспоминаний, разразился внезапный ливень! Безо всякого грома и без молний с неба обрушилось такое количество воды, что повсюду заструились потоки, один из которых подхватил и понёс их кусочек коры, как детский кораблик, грозя перевернуть его в любую минуту. Червячку Игнатию даже в голову не пришло перелететь на своих крылышках в безопасное место. Не мог же он бросить паука Файва одного!..

- Быстро! Плети канат! – крикнул он Файву, и тот, не раздумывая, принялся за дело.

Когда длина каната показалась Игнатию достаточной, он велел пауку закрепить один конец на их неожиданном судёнышке. Со вторым концом он взлетел, хотя это было очень даже нелегко: дождь лупил так, будто и не знал, что это дождевой червячок. Но всё-таки Игнатию удалось зацепить свой конец за ветку куста, мимо которого их проносило течение. Канат оказался прочным, и скоро оба друга оказались в безопасности.

 
Через некоторое время дождь утих, и они добрались до норки червячка Игнатия. Паук Файв уже бывал здесь на чаепитиях, но как-то не получалось подробно осмотреться. Больше всего его заинтересовали книги в читальной комнатке червячка.

- Надо же, сколько книг! – восхитился Файв. – Я думал, только у людей так много чтения бывает.

- Так это всё благодаря моим друзьям из людей, это их подарки, - объяснил Игнатий. – Да ещё спасибо Уменьшительной фее, которая делает их подходящего размера. А то мне пришлось бы превращаться из дождевого червячка в книжного и переселяться в человеческую библиотеку, чтобы узнавать всё интересное... Кстати, я с удовольствием дам тебе почитать что захочешь.

- Спасибо. А это что такое?

- Это гномпьютер, мне его гном Ом подарил. В нём, между прочим, ещё больше книг. Их можно самому уменьшать или увеличивать, даже фею звать не надо. Они электронными называются.

Он открыл гномпьютер и показал, как можно выбрать книжку и как читать её на экране. Файву очень понравилось. А об одной книге он сказал:

- Гляди, это почти про нас.

Книга называлась «Спасённые». На картинке моряки, притянувшие канатом шлюпку к причалу, помогали выбраться из неё двум мокрым измождённым людям – наверное, уцелевшим после кораблекрушения.

- Нет, - решительно возразил, улыбаясь, червячок Игнатий. – Про нас надо было бы назвать книгу «Спасшиеся».

- Точно, - подтвердил Файв. – Мы же сами спаслись... Здорово ты вспомнил, что можно канат сплести!..

- Да так увязалось, - смущённо ответил червячок. – Ведь только что мы были на твоём занятии у паука Пафнутия... Но главное, что ты сплёл этот канат с такой скоростью, что мы за куст успели зацепиться. Дальше кустов уже не было видно. Одни буруны...

- Интересно получается... – задумался Файв. – Ведь соединять в уме разные вещи – это ведь тоже увязывать их... А если не получается соединить, говорят, что это неувязка...

- Мы с пауком Пафнутием тоже об этом говорили, ещё до вашего урока, - вспомнил Игнатий.

- Знаешь, когда у меня этот несчастный случай произошёл, в котором я трёх лапок лишился, у меня сразу столько неувязок в жизни возникло... – признался Файв. – Мне пришлось всё, что раньше привычно было, много раз обдумывать, заново увязывать прежние кусочки жизни друг с другом. Для меня это очень полезно было, я думать больше стал. И читать начал, до этого и не понимал, что это так интересно. Всё играл и бегал...

- Это потому что ты особым стал, - кивнул червячок Игнатий. – Видно, особым требуется особое искусство думательного увязывания. Это каждому на пользу.

- А сейчас мне кажется, что это думательное увязывание – такая увлекательная игра! Лучше даже, чем объёмные салочки. И от неё жить становится лучше и интереснее.

- Вот именно, - поддержал его Игнатий. – Выбирай, какие книги читать возьмёшь, и пойдём чай пить.
логотип сайта

Нескучный разговор, сказка-3 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Первые капельки были совсем крошечными и редкими, но божья коровка Пятнашка всполошилась:

- Давай, червячок Игнатий, спрячемся вон в том дупле. Мне почему-то кажется, что сейчас польёт. Тебе хорошо – ты дождевой. А мне достанется.

Они только что встретились случайно на опушке, где червячок Игнатий собирался поразмышлять, а божья коровка Пятнашка искала, чем бы интересным заняться. Не успели они придумать способ соединения этих двух желаний, как закапало.

Червячок Игнатий согласился на дупло и, благодаря своим крылышкам, взлетел туда не хуже Пятнашки. Он знал, что её предчувствия часто сбываются.

И в самом деле – скоро капли забарабанили по листве всё сильнее, небо потемнело, а потом начался настоящий ливень.

Пятнашка поняла, что из дупла они теперь выберутся не очень скоро, и предложила:

- Давай поговорим о чём-нибудь умном, червячок Игнатий. Только не о заумном, чтобы не было скучно.

- Давай, - обрадовался Игнатий. – Если говорить не о пустяках и глупостях, это всё равно что поразмышлять, только вместе. Вот как ты догадалась, что ливень начнётся? Мне казалось, просто ерундовые брызги из облака.

- Не знаю, - честно ответила божья коровка Пятнащка. – Зашебуршилось что-то внутри. Думаю, что за беспокойство такое? Наверное, сейчас польёт...

- Вот ведь как интересно жизнь с тобой разговаривает! – с восхищением сказал червячок Игнатий.

- Что же она, по-твоему, шебуршением со мной общается? – хихикнула божья коровка.

- А что, и шебуршанием тоже. У неё много языков.

 
Стало ещё темнее, загремел гром, началась гроза.

Червячка Игнатия это не смущало. Он расположился за входом в дупло так, что до него доставали меленькие брызги от разбившихся капель. Божья коровка Пятнашка держалась всё-таки подальше – там, куда ничего не доставало.

И вдруг в дупло влетел кто-то мокрый и встряхнулся так, что Пятнашке всё-таки досталось немало мокроты.

- Привет, светлячок Люксик! – почти хором поздоровались друзья, потому что сразу узнали ещё одного своего друга.

- Ой, и вы здесь? – удивился светлячок. – И вы спаслись здесь от грозы? Здравствуйте-здравствуйте...

- Мы не спасались от грозы. Мы её здесь поджидали, потому что у нас дружба с жизнью и жизнь предупредила меня шебуршанием, - важно сообщила Пятнашка. – Гляди-ка, у нас в дупле светлее стало! – добавила она обычным голосом. – Ты, Люксик, хорошо постарался.

- Если надо, могу ещё света добавить, - предложил светлячок.

- Добавь, - согласилась Пятнашка. – Я уже и сейчас вижу какой-то ход вниз на дне дупла. Давайте поиграем в исследователей этого загадочного хода!..

- Давайте, - тут же согласился Люксик.

- Вы будете передовым исследовательским отрядом , - предложил червячок Игнатий. – А я пока ещё немного поразмышляю под брызгами. Ко мне, кажется, птичка-мысличка залетела. Тоже, наверное, от грозы спасалась.

- Пойдём, Люксик, - у нас и вдвоём отличная игра получится. А я тебе по дороге расскажу про дружбу с жизнью. Это тоже такая особая игра, в неё можно вообще всё время играть...

Передовой отряд скрылся для проведения исследований, но поразмышлять Игнатию удалось не очень долго, потому что через некоторое время оттуда донеслись два крика «Ой!» и свистящее «Здравссссствуйте». Он тут же отправился на помощь, тем более что третий голос показался ему знакомым.

Он застал двух передовых исследователей замершими перед крошечной змейкой: она был лишь чуть-чуть длиннее самого червячка Игнатия, который ей очень обрадовался.

- Познакомьтесь, друзья, это змейка Эйка, - сказал он. – А это божья коровка Пятнашка и светлячок Люксик.

- Оч-ч-чень приятно, - с трудом выговорила Пятнашка и попробовала пошевелиться. – Ой, вы нас, оказывается, не загипнотизировали?..

- Я не могу даже расссмотреть вассс, - мягко произнесла Эйка. – Меня ведь слепозмейкой называют. Только пятнышко сссвета различаю. Очень приятное пятнышко, сссветлячок Люксссик.

- Ну, значит, жизнь с нами не раздружилась, - облегчённо вздохнул Люксик. – Мне ведь Пятнашка успела про эту дружбу рассказать.

- И я тоже с удовольссствием поссслушала, - добавила змейка Эйка, - пока меня не заметили. И почему-то иссспугалисссь.

- ...А оказалось, что змейкин голос – один из голосов жизни, с которой мы все дружим, - заметил червячок Игнатий.

 
Они ещё поговорили о разных голосах жизни, а потом Эйка засобиралась к себе в земляную норку, к которой вёл продолжающийся вниз узкий ход из дупла. А трое друзей поднялись наверх и обнаружили, что гроза уже закончилось и в дупло проник тонкий солнечный лучик.

Выбравшись из дупла, они увидели радугу.

- Глядите, радугой жизнь нам улыбается, - обрадовался светлячок Люксик.

- Разве радугой можно разговаривать? – засомневалась божья коровка Пятнашка.

- Конечно, можно, - поддержал Люксика червячок Игнатий. – И я знаю, что ещё сейчас говорит нам жизнь. И на каком языке.

– Да?.. – удивилась Пятнашка.

– Сейчас она говорит всем твоим видом, – улыбнулся червячок. – Говорит, что самый нескучный разговор с ней – это игра во что-нибудь увлекательное. Во что бы нам поиграть после разговоров в дупле?

– Во что угодно! – с восторгом воскликнула Пятнашка, и все рассмеялись.
 
логотип сайта

Сказка-1 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Птички-мыслички

Однажды вечером в норку к червячку Игнатию забежал паучонок Чак.

- Знаю, знаю, что уже пора домой, - с порога торопливо заговорил он. – То есть здрасьте. Я на минутку. Мне просто один вопрос надо задать.

Чак прекрасно знал, что Игнатий в этом никогда не откажет.

- Здравствуй, Чак, - обрадовался ему гостеприимный червячок. – Давай свой вопрос, чтобы не потерялся... И потом домой, без всяких чаепитий, а то родители беспокоиться будут, - спохватился он.

- Червячок Игнатий, ты такой умный. Как ты думаешь?

- Как думаю ЧТО? Что я такой умный? Так я не думаю.

- Не-е-ет, это я так думаю, что ты умный. Но ведь чтобы умным быть, надо хорошо уметь думать. Вот я и спрашиваю: как ты это делаешь?..

Червячок Игнатий помолчал, потом удивлённо ответил:

- Ох, Чак, по-моему, ты умнее меня. Вон какой завихрастый вопрос придумал. Я даже пока не знаю, что ответить... Подумаю, ладно? Мы завтра здесь все собираемся к чаю, вот и отвечу. Договорились?

- Ага! – донёсся ответ Чака уже от выхода из норки.


Червячок и сам отправился наружу: захотелось проветриться. Устроился в травке поудобнее и задумался: «В самом деле, как же я думаю?..».

Вдруг вокруг него закружилась стайка маленьких птичек – быстрых, красивых, разноцветных, но почти прозрачных.

- Ой, вы кто? – удивился червячок Игнатий. – Меня зовут...

- Знаем, знаем, как тебя зовут, - пропела одна из птичек. – Мы к тебе часто прилетаем, только ты нас не видишь.

- Но всё-таки иногда замечаешь, - подхватила другая птичка. – Ну, как-то по-своему.

- Замечает, замечает, - чирикнула ещё одна. – Чаще многих, между прочим.

- Мы же птички-мыслички! – выделывая в воздухе зигзаги, добавила первая птичка, стараясь перекричать гомон остальной стайки.

- Может, вы-то мне и поможете?.. – тихо спросил червячок Игнатий, но птички умолкли как раз вовремя, чтобы расслышать его. – Прилетайте завтра к нам на чаепитие. Вы же лучше меня сумеете объяснить паучонку Чаку, как мне думается.

- Вот ещё! Вот ещё! – запели птички на разные голоса.

- Чаепитие! – фыркнула одна из них. – Там шумно и разговорно.

- Мы любим тихо и молчаливо, - добавила другая.

- И вообще, может быть, мы тебе снимся, - сообщила третья. – Мы же не будем сниться всем сразу.

- Узнавай нас почаще, - добавила четвёртая, кружившая над червячком.

Петляя и перегоняя друг друга, они становились ещё и ещё прозрачнее, а вскоре...

- Исчезли, - растерянно прошептал червячок Игнатий.

- Не совсем... – донёсся последний певучий голосок, и всё стихло.


Так и не понял червячок Игнатий, в самом деле он задремал или птички-мыслички прилетали по-настоящему. Но сон ведь – это тоже по-настоящему, если запомнилось что-то важное. Поэтому Игнатий схватил листочек (у него всегда было при себе чем и на чём записывать) и написал: «Если мелькнула мысличка, запиши её. Она улетит, но останется». Вернулся в норку и повесил листок на гвоздик, но надписью к стене.

А потом лёг спать, чтобы проверить, не приснятся ли ему снова птички-мыслички.


...Когда на следующий день подошло время чаепития, первыми объявились паучонок Чак со своим папой, пауком Пафнутием, который явно запыхался.

- Здравствуй, червячок Игнатий, пых-пых, - сказал Пафнутий, облегчённо усаживаясь за стол. – А ты, Чак, пых-пых, учти: нельзя таскать отцов за собой с такой скоростью, пых-пых...

- А этого листочка здесь вчера не было! – заметил Чак и потянулся исследовать его, но раздался таинственный шёпот червячка Игнатия:

- Тс-с-с, там птичка-мысличка, не беспокой её.

Обычным голосом Игнатий добавил:

- Это связано с ответом на твой умнющий вопрос. Не беспокойся, потом посмотришь. Но сначала я должен кое-что рассказать всем сразу. Так что помоги накрывать на стол.


Долго ждать не пришлось. Скоро все собрались, и каждый обзавёлся чашкой с чаем. Тогда червячок Игнатий подробно описал свою встречу с птичками-мысличками – то ли во сне, то ли наяву.

Едва он закончил, как божья коровка Пятнашка вскочила, чуть не опрокинув стол, озарённая внезапным открытием:

- О, я поняла, поняла! Чак, ты помнишь, как я позавчера вдруг проиграла в салочки?

Чак кивнул, хотя не мог понять, к чему клонит Пятнашка.

А та торопливо делилась открытием:

- Ото всех убежала. И вдруг – бамс! В голову влетела птичка-мысличка. Теперь понимаю, что это она была. Я прямо остолбенела, такая была классная мысличка. Вот... Меня и осалили...

- А что за мысличка была, о чём? – строго спросил жук Дормидонт.

- Забыла... – сконфузилась Пятнашка.

- Эх, значит зря прилетела. Незамеченной осталась... - посочувствовал Дормидонт то ли божьей коровке, то ли птичке-мысличке. – А ко мне обычно вопросительные мыслички прилетают. Такие любопытные вопросы задают... Начинаю отвечать на них – и что-то полезное придумываю... Ну, штуку какую-нибудь.

- Хм, а я их даже специально поджидаю, - заметил паук Пафнутий.

- Как, ты тоже с ними знаком? – изумился Чак.

- Только не знал, что они так зовутся, - кивнул сыну Пафнутий. – Пока хоть одна не прилетит, не получается новую паутинную картину начать... Зато когда появится – вжик! – и уже знаешь, что и как делать.

- Они быстро летают, - подтвердила стрекозка Зоя со вздохом. – Даже быстрее меня. (Все удивлённо ахнули.) За ними не угонишься, от них не удерёшь.

- Точно, - подтвердила улитка Ульяна. – Пока я ползу куда-нибудь, их столько прилетает и улетает!.. Мне их компания нравится. Дорога у меня немало времени занимает, а с ними не скучно. Есть о чём подумать.


Всё это время червячок Игнатий с интересом слушал своих друзей. Когда они все посмотрели на него, считая, что теперь его слово, он даже засмущался.

- Ну вот, все, оказывается, знакомы уже с птичками-мысличками. Один я только вчера с ними встретился...

...Первой засмеялась божья коровка Пятнашка – таким заливистым смехом, что не выдержали и остальные. Басом хохотал жук Домидонт. Добродушно хехекал паук Пафнутий. У стрекозки Зои с улиткой Ульяной получился переливистый дуэт. Подхихикивал и паучонок Чик, хотя ему было не совсем ясно, отчего вдруг такое веселье.

Да и червячок Игнатий не отставал от остальных:

- Понимаю... – сквозь смех приговаривал он, - Понимаю... Это же я вам всё рассказал. Понимаю... А ты понимаешь? – подмигнул он паучонку Чаку. – Все мы их знаем, только не знали, кто они... Теперь ты, наверное, разобрался, как мы все думаем, а?..

- Ага! – развеселился паучонок Чак. – Никто не видел, но все их знают, все с ними дружат. И мне кажется, что я тоже знаю и тоже дружу.

- Конечно, - поддержал его червячок Игнатий. – Жук Дормидонт про вопросительных мысличек рассказывал. Вот такая к тебе вчера и прилетела.

- А листочек теперь посмотреть можно? – улучил момент паучонок.

Видя, что червячок Игнатий не возражает, он бережно снял листок со стены, перевернул и прочитал вслух:

- Если мелькнула мысличка, запиши её. Она улетит, но останется.


В норке стало тихо. Все задумались: как научиться делать так, чтобы птички-мыслички подольше оставались с ними.