Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

логотип сайта

Подушечный клад

Чтобы найти подушечный клад, нужны инструменты: фонарик, бумага и ручка.

И вот, когда уже погашен свет, когда сидишь на краю кровати, а подушка как магнитом притягивает голову, надо ненадолго удержаться от этого притяжения. тогда подушечный клад, не выдержав, ворвётся в голову, опустошённую желанием спать.

Как только это произошло, хватай фонарик и ручку, быстро запиши – хоть несколькими словами – попавший в голову клад, а тогда уж спокойно ложись спать...

Наутро проведёшь, как говорят археологи или геологи, камеральную обработку – и клад засияет пред тобой. Так добыта и эта история.

Удачной добычи, кладоискатель!

логотип сайта

Размельчители и укрупнители

В Универсальном Исследовательском Институте было всего два отдела: разбирательный и собирательный. Разговорились однажды за кофе Иванов-1 из разбирательного и Иванов-2 из собирательного.

Иванов-1 прошептал по секрету:

- Новая задача поступила, секретная. Уже разобрали до молекул.

- Нам когда передадите? – интересуется Иванов-2.

- Сначала до атомов разберём, ну и так далее... Довольно скоро. Всё равно до конца разобрать не получается.

- Мы тоже до конца собрать ничего не можем, - вздохнул Иванов-2. – Только чтобы задачу решить.

Оба рады были, что ни доразобрать, ни дособрать до конца никогда не получится. Пусть даже их УИИ с самых больших букв называется.

логотип сайта

Бездогадье

Скиталец Гант забрёл однажды в удивительную страну. Её жители никогда ничему не удивлялись, ни до чего не пытались догадаться, ничего не считали чудесным. Жили себе и жили.

Наук у них не было. Зачем, если в соседних странах столько учёных? Искусств никаких не было. Зачем, если столько дел по хозяйству? Никто Ганта не спросил, откуда он и куда направляется.

Побродил здесь Гант, заскучал и поскорее отправился в соседнее государство.

- Из Бездогадья идёшь? – спросил первый же встречный. – По лицу видно. Кто туда забредёт, потом сам не свой ходит, пока не оклемается. Наверное, догадываешься почему...

логотип сайта

Переводчик на собственный

Когда компьютерщики научились оцифровывать волны мысли, вскоре изобрели особый переводчик. Не просто с иностранного языка на родной, а с любого на твой собственный.

Конечно, сначала поднастроить надо такой переводчик. Зато потом – сплошное удовольствие!..

Ни одного незнакомого тебе слова, переводчик всё понятно формулирует, привычными тебе выражениями. Теперь любой первоклассник мог и заумных философов читать, и научные трактаты.

Но если часто этим переводчиком пользоваться, не узнаешь никаких новых слов: ведь переводчик только твоими знакомыми словами пользуется.

Да и с новыми мыслями могут быть трудности...

логотип сайта

Превращение выдумок в додумки

Учёному-исследователю Выстроеву повезло подружиться с волшебником Мираклидзе. Правда, чудес от друга не ждал, не верил во всякое такое.

Однажды он махал книгой сказок и жаловался Мираклидзе:

- Это же сплошь выдумки!..

- Хочешь, превращу их в додумки? - предложил волшебник.

- Как это? - не понял Выстроев.

Подул Мираклидзе на книгу сказок и говорит:

- Завтра утром почитаешь – и поймёшь.

Назавтра звонит учёному:

- Ну как?

Выстроев в восторге:

- Уже исследование пишу: о связи первой сказки с теорией относительности. Это не волшебство твоё. Просто перечитал её – и додумался.

- Вот как? - усмехнулся Мираклидзе и занялся своими обычными волшебными делами.

логотип сайта

Неотвечант Силенс

Силенс ужасно любил общаться в интернете. Но каждый раз почему-то ему это быстро надоедало.

Только разговорится с человеком в чате, в мессенджере или по электронной почте – но тут другое общение ему подвернётся, а про то забывает, будто и не было. Ему пишут, беспокоятся, куда пропал. А Силенс думает: «Никуда не пропал, вот он я», - так чего ж отвечать...

Даже неотвечальный список завёл – тех, с кем уже отобщался. На одном специальном конкурсе за длину этого списка звание завоевал: «Почётный неотвечант». Загордился.

Всё новые и новые общения заводил – и прекращал. Ведь сколько ещё людей на свете!..

логотип сайта

«Как изменить философию к лучшему»: об электронной публикации



Сегодня я опубликовал в электронном виде ещё одну книгу «Как изменить философию к лучшему». Она не такая новая, как предыдущая, хотя почти ровесница. Ещё весной они соревновались за первенство, и эта книга была закончена гораздо раньше. И даже безуспешно участвовала в конкурсе, объявленном Институтом философии РАН. Теперь я довёл её до книжного вида, подшлифовал – и вот ссылка на страницу книги:
https://ridero.ru/books/kak_izmenit_filosofiyu_k_luchshemu/

Поскольку мне почему-то кажется, что желающих читать про будущую судьбу философии окажется не так уж много, я включил на этой странице (см. выше ссылку) акцию, которую пока не испытывал. В течении двух недель можно будет купить эту книгу за любую цену, которую покупатель может установить сам. Попробуйте – может, и за рубль можно купить? Сам я не пробовал.

Хотя я и отправил из любви к экспериментам книгу на конкурс (чуть ли не первый в моей жизни), но она вовсе не только для философов. Она для тех, кто считает, что философия должна быть любовью к мудрости и должна помогать каждому из нас. Надеюсь, что со временем так оно и будет, но сколько времени для этого нужно – зависит от каждого из нас.

На обложке – замечательная картина Валерия Каптерева «Восточные мудрецы, рассуждающие о вреде атома». Очень подходит к теме конкурса, которому я вместе с тем благодарен за импульс к написанию этой книги.

Остальное можно узнать на странице книги, созданной на площадке Ридеро. И даже на четверть прочитать текст.

Особая просьба! Поскольку ни один человек, скорее всего, не читал эту книгу, если такой человек вдруг найдётся – пусть отзовётся и скажет, что он о ней думает. Буду весьма признателен.
логотип сайта

Островок в океане - сказка-12 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

До чего же хотелось спать червячку Игнатию!

Вчера он нарыхлился земли больше обычного, потому что помогал расти одному молоденькому деревцу. А теперь почему-то почувствовал, что необходимо вылезти из уютной постели и среди глубокой ночи отправиться на улицу. Хотя не было слышно голосов птичек-мысличек.

- Зачем?.. Не пойду никуда... Спать хочется!.. – бормотал он, сопротивляясь изо всех сил.

Но почему-то всё равно это было необходимо.

- Это нечестно... Ночью полагается спать... Так я не отдох... – в этот момент он вылез из норки и замер на полуслове.

Несколько секунд он ничего не мог сказать, а потом закончил начатое слово, но уже совсем с другой интонацией:

- ...ну!.. Ну и ну... Ну и ну!..

Всё вокруг светилось неярким внутренним светом, не похожим ни на какую праздничную иллюминацию. Какое-то необычное было свечение.

Когда червячок Игнатий пристально посмотрел на одну из травинок (светящуюся, как и остальные), он вдруг увидел во всех подробностях, как она устроена. Почувствовал, как она рассказывает травяным голоском о своей жизни. Ему даже захотелось подружиться с ней... А когда он обратил внимание на одну из внутренних клеточек Травинки, там открылась новая глубина. Стали видны молекулы и их атомы. А потом – частицы одного из этих атомов. А потом – частицы одной из этих частиц... Червячок даже не знал, как они называются, эти частицы. А когда его взгляд зацепился за одну из них, она тоже оказалась целым миром...

Игнатий зажмурился, потому что побоялся совсем утонуть в этом бескрайнем углублении и в его удивительных мирах...

Когда он снова поглядел на непривычно светящуюся вокруг него привычную жизнь, ему на глаза попалась какая-то крошечная пылинка. Она тоже светилась и разглядывалась всё лучше и лучше. Червячок даже увидел живущих на ней микрян, с которыми он когда-то познакомился с помощью микроскопа. А пылинка из мира микрян тоже оказалась целым миром, где жили микро-микряне... И снова червячок Игнатий закрыл глаза, чтобы передохнуть.

Потом он посмотрел на небо. Там сияли звёзды. Одна из них, на которой он задержал взгляд, оказалась громадным солнцем, а вокруг него вращались планеты. Самая первая из них, самая ближняя к этому солнцу, казалось пустынной, но в глубине её жили тамошние планетные червячки. Игнатий увидел даже, как один из них ему кивнул...

Куда ещё поглядеть, раз уж такие возможности появились от этого свечения?..

Тут червячок заметил, что и сам он светится. И вгляделся в себя. Но теперь старался обратить внимание не на всякие внутренние органы и их клеточки, а на что-нибудь такое, переживательно-думательное. И увидел – надо же! – радугу радости от такого удивительного приключения. И потом – мысличек, бойко обсуждающих на разные лады свойства светящегося мира....

Потом увиделось ещё много чего. Игнатий и не смог бы обо всём рассказать... Он только думал (ему помогали в этом птички-мыслички): «Сколько же повсюду всего таинственного! Такого, чего не увидишь в обычной жизни, без особого свечения... Наверное, на каждую крошечку известного приходится целый океан неизвестного...».

А затем он опять оказался у себя в норке, и уже не светился, и мог спокойно смотреть на любую вещь, не утопая в её таинственных глубинах... Он так устал от этих погружений, что заснул сразу же, как только улёгся.

 
Проснулся он поздно. Быстро сделал зарядку и отправился рыхлить землю, чтобы успеть до намеченного чаепития с друзьями закончить помогать вчерашнему деревцу. Почитать он уже не успевал, но сегодня не жалел об этом. Ночное приключение было интереснее любой книги. Да и не приходилось ему читать ни о чём похожем.

Но думать о том, что произошло, червячок Игнатий не переставал. Поэтому и в разговоре на чаепитии не удержался и спросил:

- А как вы думаете, друзья, чего больше на свете – знания или Тайны?

- Кажется, мы об этом уже говорили... – пробормотал почти про себя жук Дормидонт. – Даже какой-то опрос устраивали...

Тут отозвалась божья коровка Пятнашка:

- Конечно, знания больше. Мы вместе столько всего знаем, ух!.. А сколько ещё всякого в книгах понаписано, ух и ух!..

- По-моему, того, чего мы не знаем точно, гораздо больше, - возразил ей слизнячок Лямба. – Таинственного, загадочного, непонятного...

- Ужас какой! – ахнула Пятнашка.

- Не ужас, а самое интересное, - поддержал Лямбу Игнатий.

- Ну да, звёзды всякие, туманности, галактики... И ещё эти... чёрные дыры!.. – стал перебирать жук Дормидонт, вспоминая рассказы червячка Игнатия о космосе и вместе с тем стараясь вспомнить, когда и как они уже говорили о Тайне.

- Между прочим, каждого из нас, отдельно взятого, тоже за целую жизнь не узнаешь, - добавил паук Пафнутий.

- А если брать не отдельно, а всех вместе, то таинственного будет ещё больше, - развеселилась Пятнашка.

Но червячок Игнатий продолжал прислушиваться в птичкам-мысличкам, не дающим ему покоя:

- Мы как на островке в океане. В океане Тайны с большой буквы. Все-все тайны и всё-всё неизвестное – будто океан одной большой Тайны, потому и буква большая. И в этом океане столько всего увлекательного!..

- Тебе прямо всё интересно и увлекательно, - одобрительно заметила божья коровка. – И чего знаешь, и чего не знаешь.

- Может, чего не знаешь – это как раз самое важное?.. Вот я про тебя, Пятнашка, знаю, сколько пятнышек у тебя, но это ведь снаружи. А сколько у тебя внутри веселья и дружбы – сказать не смогу, хотя это гораздо важнее.

Пятнашка даже немного застеснялась. А слизнячок Лямба сказал:

- Вот у Пафнутия и получается, что каждый из нас – тоже кусочек этого океана неизвестного. Так что будем уважать всю эту Тайну.

- Хм, как же мы её уважать должны? – засомневался жук Дормидонт. - Она же тайна, её не видно. Ей даже не скажешь: «Садитесь, пожалуйста». Вот так! Даже места не уступишь!..

- Наверное, у неё места достаточно. – улыбнулся червячок Игнатий. – Просто ни к чему думать, будто то, что знаешь, - самое главное. Ведь это всего лишь островок в океане...

– Что и говорить! – вдруг всполошилась Пятнашка. – Мы тут на островке сидим, а вокруг океан никому не известных тайн!.. Мне срочно надо полетать над ним. До встречи на островке!..

И она умчалась оглядывать неизвестное.

А жук Дормидонт вдруг вспомнил и подумал: «Да... Был Прибор... Был опрос, только не записался... И бесконечная начинка!.. Точно, это и есть Тайна...». Но так ничего и не сказал вслух. Он был не против, когда о каких-то важных вещах ему напоминали снова.
 

Потом червячок Игнатий всё-таки нашёл, с кем поговорить о ночном светящемся приключении. Это была бабочка Этайя. Они не раз встречались на удивительной Полянке радости, где всё было необычным, так что она могла, наверное, понять и необычные переживания червячка.

В этот раз они встретились совсем недалеко от норки Игнатия, и она с интересом выслушала всё, что он сумел рассказать о том, о чём непонятно как рассказывать.

- Как это всё увлекательно! – воскликнула Этайя. – Со мной никогда такого не было.

- А тебе не кажется, что на Полянке радости тоже всё немного светится? – спросил червячок. – Может, и там можно во что-то вглядеться и...

- А зачем? – спросил бабочка. – Мы же прилетаем туда учиться радости, а не изучать, как всё устроено.

- Ну, чтобы получше узнать жизнь... – задумался Игнатий. – Мы же с ней дружим. А друга всегда хочется узнать получше...

- Ох, червячок Игнатий, ты замечательный друг, и я тебя давно знаю! – радостно сказала Этайя. – Но я вовсе не хочу видеть тебя насквозь, тем более до молекул и атомов. Ты мне гораздо важнее целый, а не мелкими порциями. Может, в этом и есть главная тайна дружбы?..

- Кажется, ты права, - кивнул червячок Игнатий. – Но мне теперь нужно об этом подумать... Прилетай на чаепитие, давно тебя не было!

«Конечно, птички-мыслички теперь долго не дадут мне покоя, - думал он, возвращаясь в норку. – Но они ведь тоже прилетают из Тайны, и это мне очень нравится».