Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

логотип сайта

Гнездо на проходе

Вэк жил на верхнем этаже и любил спускаться-подниматься пешком, не на лифте. И вот на одном из технических балконов, через которые проходила лестница, обнаружилось гнездо, свитое голубями. Сидевшая там голубка при его появлении пугливо отлетела подальше.

Не одобрил Вэк место для гнездования. Покачал головой, пошёл дальше...

А когда поднимался обратно, голубка опять отлетела – и в гнезде засияли белизной два яичка.

Не выдержал Вэк:

- Что же ты, матушка-голубка, такое место выбрала – на проходе?

Глянула на него голубка и вдруг спокойно так отвечает:

- На проходе, говоришь? Вот и проходи.

Зауважал Вэк голубку. Стал пшеном и хлебушком подкармливать.

логотип сайта

Царская цапля

Цветная царская цапля-цаца цепко цапнула церемониальный цукат.

Целеустремлённо целилась целоваться.

Царевич цыкнул:

- Цыц, цапка-царапка!

Цветовод-цейлонец цокал: центральный цветник целиком цвёл царственно. Царица ценила цветы: цикламены, циннии, цикорий...

Цыганский целитель цедил целебный цитрус: целить цистит царской цапле. Цапля цокотала, цеплялась, царапалась. Цыганила цукаты. Целитель цацкался, церемонничал. Цапля-то ценная, цветастая, царская...

логотип сайта

Дедушкин полёт

Древний дедушка, сидевший на скамейке в скверике, достал блокнот, чтобы записать пришедшую на ум мысль. Пригревало солнышко, чирикали воробьи...

Мысль вдруг унырнула от него куда-то вглубь, Он бросился за ней, но она взметнулась вверх. Нельзя было упускать её, и он устремился следом...

Они огибали испуганных птиц и самолёты, которые, казалось, просто висели в воздухе – настолько уступали мысли в скорости. Мысль уворачивалась, но он всё-таки ухватил её – и рванулся обратно.

Как раз вовремя, чтобы удержать сползавший с колен блокнот.

Открыв блокнот, дедушка удивлённо увидел отчёт о полёте. Не хватало только самóй мысли, и он торопливо дописал несколько строчек.

логотип сайта

Два крылышка мысличек: сказка-9 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Беспокойная мысль разбудила червячка Игнатия раньше обычного.

- Ой, мысличка, не приставай, - сонно пробормотал он и стал стараться ещё немного поспать.

- Ах, вот ты как! – возмутилась прилетевшая к нему птичка-мысличка.

Она сделалась видимой, уцепилась клювом за одеяло и стащила его на пол.

- Ладно, ладно, проснулся... Ой, привет тебе, птичка-мысличка! Что это ты сегодня видимая? И даже ощутимая... – Игнатий грустно посмотрел на сдёрнутое одеяло. – Опять в гости к Думалке зовёшь? Или ещё куда-нибудь?

- Нет, не к Думалке. К ней некогда, надо торопиться! – обеспокоено чирикнула птичка. – К кому не знаю, а вот куда – чувствую. Давай-давай, побыстрее!..

- Что, полетим?

- Нет, под землёй тебе пробираться придётся.

- А тебе?

- Да я-то опять невидимой стану. Буду подсказывать тебе, куда свернуть.

И они отправились подземными путями...

 
Кое-где можно было проползти уже проделанными ходами, но в некоторых местах приходилось проделывать соединительную норку к следующему коридору. Червячок Игнатий торопился как мог.

Наконец птичка-мысличка шепнула:

- Теперь направо, и всё, добрались.

Это был какой-то большой провал в земле, на дне которого лежала большая бетонная плита. А под ней виднелись чьи-то лапы.

- Кажется, это крот Прокоп... – встревожился Игнатий.

- ...Который очень нуждается в помощи, - хрипло донеслось из-под плиты. – Это ты, червячок Игнатий?.. Жаль, у тебя не хватит сил мне помочь...

- Сил не хватит, но что-нибудь сейчас придумаю, - бодро, но озабоченно успокоил его червячок. – Эй, птички-мыслички, давайте все на помощь.

Тут же вокруг него закружились мыслички, осыпая его советами. Он внимательно слушал, а затем радостно воскликнул:

- Верно! Уменьшительная фея! Она-то нам и нужна. Только как же ей дать знать об этом? Если б она знала, как тут нужна, сразу бы появилась.

- Сейчас позову! – вызвалась одна из птичек. – Только не переставай думать о том, как она нужна. – И тут же исчезла.

Исчезли и остальные мыслички. И надо же! – рядом с червячком Игнатием появилась Уменьшительная фея.

- Ох, как ты быстро, здравствуй! – обрадовался червячок Игнатий. – Пожалуйста, сделай крота Прокопа поменьше, чтобы я мог вытащить его из-под плиты.

Фея засомневалась:

- А может, лучше плиту сделать маленькой? Тогда и вытащить легче будет.

- Вот именно... – сдавленным голосом поддержал её Прокоп.

Червячок Игнатий смутился:

- Конечно. Я просто перепутал от волнения. И все мыслички куда-то делись...

Через мгновение здоровенная плита превратилась в небольшой кубик, который крот с облегчением легко стряхнул с себя.

- Спасибо, тебе Уменьшительная фея! – с облегчением вздохнул с червячок Игнатий. – С какой же скоростью до тебя моя птичка-мысличка долетела...

- Никакую птичку не видала, - покачала фея головой. – Просто вдруг почувствовала, что где-то очень нужна, вот и пожелала там оказаться. У нас, фей, это запросто.


 После того как червячок Игнатий помог кроту Прокопу добраться до его жилища и приложил листочки подорожника к его ссадинам, они разговорились.

- Дурацкая плита, - посетовал крот. – Прокладывал себе очередной ход. Кто же знал, что она наверху нависла, что только и ждёт, чтобы провалиться, что так меня прижмёт, даже шелохнуться не мог. Только думал изо всех сил: вот бы кто-то из друзей тут рядом оказался...

- Значит, твоя птичка-мысличка и просигналила моей, что там-то и там-то нужна помощь, - заметил Игнатий.

- Не знаю ни про каких птичек, - ответил Прокоп, который уже чувствовал себя гораздо лучше. – Знаю, что у людей это называется телепатией.

Тут червячку Игнатию невидимая мысличка шепнула, что крот Прокоп может и не замечать даже своих птичек-мысличек, а уж тем более тех, которые прилетают к Игнатию.

- Значит, телепатия – это просто когда одна мысличка... ну, мысль... сигналит о чём-то другой без всяких специальных приборов, - согласился червячок, и Прокоп с ним согласился.


 Когда червячок Игнатий возвращался к себе (уже поверху и неторопливо), он продолжал размышлять об утреннем происшествии. Наконец не выдержал, улёгся в травке поудобнее и заявил, обращаясь неизвестно куда:

- Знаете что, дорогие мыслички! Раз уж вы не оставляете меня в покое, так хоть сделайтесь, пожалуйста, видимыми. Хочу у вас спросить кое-что.

Тут же вокруг запорхали полупрозрачные птички (их и впрямь было немало) и запели-зачирикали:

- Только для тебя, червячок Игнатий, становимся видимыми!.. Только сегодня!.. Такой приключенческо-размысленческий день оказался!..

- Да, вы очень помогли мне помочь кроту Прокопу, спасибо вам! Но я никак не разберу, где та из вас, что разбудила меня?.. А где та, что летала к Уменьшительной фее?..

Птички зачирикали-захихикали, а одна из них объяснила:

- Ты их уже и не увидишь. Нас много, и мы очень летучие. Они своё дело сделали и улетели.

- Куда? – удивился червячок. – К Думалке?

- Да нет, - ответила уже другая мысличка. – У Думалки наш приют ненадолго. Они наверх улетели. Оттуда мы все и прилетаем.

Червячок Игнатий внимательно посмотрел вверх и честно признался:

- Облака вижу, а птичек-мысличек не вижу.

- Так ведь это только мы, здешние, тебе показались, - чирикнула ещё одна птичка. – Вообще-то мы невидимыми летаем.

- А ещё я про крылышки ваши хотел спросить. Думалка говорила, что они у каждой из вас разные, как и у неё: одно рассудительное, а другое угадывательное. Почему?

- Как же иначе! – воскликнула птичка, присевшая рядом с Игнатием, чтобы ему объяснить. – Ведь и порассуждать важно, и поугадывать интересно. Приходится двумя разными крылышками махать. Но всё равно кого-то из нас тянет на рассуждения – вот меня, например, – а кому-то больше нравится угадывать, ловить всё на лету.

- Это как мне! – подлетела другая птичка. – И я догадываюсь, что сейчас нам уже пора исчезать. А тебе, червячок Игнатий, останется угадывать, как всегда: снились мы тебе или ты на самом деле нас видел. Но я тебе помогу...

Тут же мыслички исчезли. Любопытно, что Игнатий, действительно, не мог понять, задремал ли он, или наяву беседовал с загадочными птичками. А потом вдруг его осенило! И он громко сказал сам себе:

- Да какая разница! Я столько всего понял с их помощью. Даже если во сне их повидал, всё равно здорово.

Подумав, он добавил вслух:

- Спасибо, птичка-мысличка! Ты мне вправду помогла. Мне с вами и с видимыми вами интересно, и с невидимыми, и с приснившимися.

И спокойно отправился дальше домой в большой рассудительно-угадывательной компании.
логотип сайта

Думалка. Сказка-4 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

  

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, выбрался из своей норки проветриться. После интересной книжки очень здорово подышать свежим воздухом, чтобы от книжной жизни перебраться к своей.

И вдруг червячок Игнатий увидел птичку-мысличку.

- Ты мне снишься? – растерянно спросил он. – Вроде я не успел ещё задремать...

- Да нет, не снюсь я тебе, - отозвалась птичка-мысличка. – Просто Думалка велела тебе показаться. Чтобы я тебя к ней привела. Вперёд!..

Червячок Игнатий не успел ни согласиться (впрочем, он и не собирался отказываться), ни спросить, кто такая Думалка. Но он уже нёсся вслед за птичкой-мысличкой непонятно каким образом. Конечно, он не полз, слишком это было стремительно. Но и своими крылышками не успел воспользоваться. Да и с их помощью не угнался бы за мысличкой. Всё вокруг мелькало так, что ничего невозможно было рассмотреть. А скорость всё увеличивалась, ещё и ещё.

Когда они вдруг сразу остановились, всё равно непонятно было, что находится вокруг. Удивительно было и то, что червячок совсем не запыхался. А самое главное – что перед ним была Думалка, это он сразу понял.

Это была птица, немного похожая на сову. Все перья у неё сияли и переливались разноцветными искрами.

- Здравствуйте, будем знакомы, - сказал червячок Игнатий, немного робея перед таким великолепным созданием.

- Великолепным – это уж чересчур, - застеснялась Думалка, сильно уменьшилась в размере, и огоньки её оперения стали мерцать почти незаметно. – Иди сюда!..

Collapse )
логотип сайта

Друг, который вокруг. Сказка-2 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

В этот странный день никак не могло начаться чаепитие. Заранее договорились, и почти все собрались в норке червячка Игнатия. Но одно место пустовало, причём это было место хозяина норки. Никто не знал, куда он подевался.

- Никогда такого не бывало, - проворчал жук Дормидонт, - чтобы червячок Игнатий появлялся на чаепитии позже всех, да ещё никого не предупредив, что опоздает. Где же он?..

- Как где? Просто... – божья коровка Пятнашка пришла пораньше и, не застав червячка Игнатия, сама всё приготовила к чаепитию. Теперь она вовсю старалась придумать убедительный ответ, и это ей удалось: - Просто он запасается новой историей, которую нам расскажет...

Судя по виду червячка Игнатия, который при этих словах наконец-то возник у входа в норку, она угадала. Червячок выглядел сильно потрёпанным...

- Извините, друзья, - негромко произнёс он и пошёл привести себя в порядок...


Когда он присоединился к компании, то первым делом выпил полчашки чая, тем более что тот уже подостыл в ожидании его прихода. А потом начал рассказывать.

- Наверное, вы уже подумали, что я опаздываю, потому что запасаюсь очередной историей. Я не собирался этого делать, но так оно и получилось.

- Угадала!.. – тихо воскликнула божья коровка Пятнашка, в восторге и в удивлении от своей проницательности.

Червячок Игнатий рассказал, что на него напала какая-то залётная птица. Ясно, что залётная, - подумал каждый про себя. Никакая местная птица не нападёт на чудесного и всем известного червячка Игнатия.

Эта залётная злюка сначала пыталась склевать червячка. Не ожидала, что у него обнаружатся крылья и он сможет упорхнуть от её громадного клюва. Но она сбила Игнатия на землю своими крыльями – широкими и жёсткими – и хотела уцепить его когтями. Хорошо, что червячку хватило ловкости увернуться... и ещё раз увернуться... и ещё...

Окончательно осерчав за такое непокорное поведение своей законной добычи, птица стала лапами забрасывать её, добычу, землёй – чтобы не рыпалась. Но этого червячок Игнатий уж точно не боялся. Он даже попытался зарыться поглубже в землю. Но разозлённая птица успела его ухватить, вытащить к себе и непременно проглотила бы, если бы червячок Игнатий, изловчившись, не шлёпнул её по глазу.

От неожиданности птица-злюка выронила его из клюва. Тут червячок, который вот-вот должен был стать её кормом, взлетел и скрылся в листве ближайшего куста. Куст был густой и шипастый, так что птица, не сумев туда пролезть, улетела с гневным криком прочь. Только после этого червячок Игнатий смог добраться до своей норки, где его ждали друзья.


- ...Так что сегодня я особенно рад, что мы вместе пьём чай, - закончил он свой рассказ. – И благодарен, конечно, своему другу, который помог мне выпутаться из такой неожиданной напасти.

- Что за друг?.. Кто это?.. Какой такой друг?.. – посыпались вопросы.

– Друг, который вокруг, – объяснил червячок Игнатий. – Мы с ним очень дружим. Вернее, с ней...

– С кем? – закричали все хором.

– Он у каждого из нас есть... Вернее, она. Я про жизнь говорю. Ведь, наверное, каждый из нас дружит с жизнью?..

– Что-то я тебя не совсем понимаю, – хмыкнул жук Дормидонт. – Если этот друг есть у каждого, то значит, и у этой залётной птицы такой друг есть. Что же он... она не помогла злодейке червячка отведать?

– Не знаю, – растерянно ответил Игнатий. – Наверное, у них дружба не такая крепкая.

- Да и мне непонятно! – решительно заявила божья коровка Пятнашка. – Вот ты – червячок Игнатий, тут сидишь. Вот жук Дормидонт – напротив. А жизнь – это кто? Где она? Покажи!

- Ты правильно начала, - кивнул червячок Игнатий. – Жизнь – это ведь и каждый из нас. И что мы друзья – это ведь тоже дружба с жизнью.

- А как же научиться дружить не только друг с другом, а вот прямо со всей жизнью? – не унималась Пятнашка.

Тут вдруг заговорила паучиха Пуфа (сегодня они пришли всей семьёй: и паук Пафнутий, и паучата Чик и Чика). Это было необычно, потому что Пуфа говорила о-о-очень редко, она больше любила слушать.

- Может, нужно не учиться дружить с жизнью, а просто не разучиваться?.. Ведь каждый рёбёнок умеет дружить с ней. А каждый из нас был ребёнком. Точно помню, что была когда-то не паучихой, а паучонкой. Кстати, некоторые и сейчас дети, - и она глянула в сторону паучат, которые что-то обсуждали в уголке оживлённым шёпотом.

- Вот их и спросим, - подхватил паук Пафнутий. – Чак, Чика, что такое дружить с жизнью?

Первой, не задумываясь, отозвалась Чика:

- Дружить с жизнью – значит радоваться ей. Вот мы и радуемся.

- И хотеть всё больше с ней познакомиться, - добавил Чак.

И оба они – видимо, закончив свои обсуждения – стремглав выскочили из норки.

- А по-моему, - раздумчиво произнёс слизнячок Лямба, - жизнь хороший друг, надёжный. Главное найти укрытие от злых и помогать добрым. Жизнь всегда в этом поможет...

Может, он хотел ещё что-то добавить, но тут произошло нечто неожиданное.


В норку ввалилось, с трудом протиснувшись через вход, какое-то зелёное косматое чудище невероятного вида – такого странного, что все оторопели, пытаясь понять породу пришельца.

Неуклюже переваливаясь, неизвестное существо приблизилось к столу и прогудело каким-то нутряным голосом:

- Привет, друзья!

Потом попыталось то ли поднять вверх, то ли раскинуть в стороны лохматые лапы и выкрикнуло с некоторым похрипыванием:

- Я жизнь!.. Я жизнь!.. Дружите со мной!..

- Ой!.. Ой!.. – вдруг запищало оно двумя совсем другими, тонкими голосами и стало разваливаться.

Вскоре посреди кучи распавшихся пучков травы обнаружились паучонок Чак и паучонка Чика. У Чака в руках был рупор, сделанный из вьюнка-граммофончика, который создавал гудящий голос, но теперь сильно помялся.

- Всё бы вам озорничать, - проворчал жук Дормидонт.

- А что? Это тоже дружба с жизнью, - хихикнула божья коровка Пятнашка. – По-моему, паучата, из этого можно сделать здоровскую маскарадную игру. Завтра придумаем правила и поиграем, ладно?

- Ура! – закричали Чак и Чика. – Да здравствует дружба с жизнью!..
логотип сайта

Сказка-1 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Птички-мыслички

Однажды вечером в норку к червячку Игнатию забежал паучонок Чак.

- Знаю, знаю, что уже пора домой, - с порога торопливо заговорил он. – То есть здрасьте. Я на минутку. Мне просто один вопрос надо задать.

Чак прекрасно знал, что Игнатий в этом никогда не откажет.

- Здравствуй, Чак, - обрадовался ему гостеприимный червячок. – Давай свой вопрос, чтобы не потерялся... И потом домой, без всяких чаепитий, а то родители беспокоиться будут, - спохватился он.

- Червячок Игнатий, ты такой умный. Как ты думаешь?

- Как думаю ЧТО? Что я такой умный? Так я не думаю.

- Не-е-ет, это я так думаю, что ты умный. Но ведь чтобы умным быть, надо хорошо уметь думать. Вот я и спрашиваю: как ты это делаешь?..

Червячок Игнатий помолчал, потом удивлённо ответил:

- Ох, Чак, по-моему, ты умнее меня. Вон какой завихрастый вопрос придумал. Я даже пока не знаю, что ответить... Подумаю, ладно? Мы завтра здесь все собираемся к чаю, вот и отвечу. Договорились?

- Ага! – донёсся ответ Чака уже от выхода из норки.


Червячок и сам отправился наружу: захотелось проветриться. Устроился в травке поудобнее и задумался: «В самом деле, как же я думаю?..».

Вдруг вокруг него закружилась стайка маленьких птичек – быстрых, красивых, разноцветных, но почти прозрачных.

- Ой, вы кто? – удивился червячок Игнатий. – Меня зовут...

- Знаем, знаем, как тебя зовут, - пропела одна из птичек. – Мы к тебе часто прилетаем, только ты нас не видишь.

- Но всё-таки иногда замечаешь, - подхватила другая птичка. – Ну, как-то по-своему.

- Замечает, замечает, - чирикнула ещё одна. – Чаще многих, между прочим.

- Мы же птички-мыслички! – выделывая в воздухе зигзаги, добавила первая птичка, стараясь перекричать гомон остальной стайки.

- Может, вы-то мне и поможете?.. – тихо спросил червячок Игнатий, но птички умолкли как раз вовремя, чтобы расслышать его. – Прилетайте завтра к нам на чаепитие. Вы же лучше меня сумеете объяснить паучонку Чаку, как мне думается.

- Вот ещё! Вот ещё! – запели птички на разные голоса.

- Чаепитие! – фыркнула одна из них. – Там шумно и разговорно.

- Мы любим тихо и молчаливо, - добавила другая.

- И вообще, может быть, мы тебе снимся, - сообщила третья. – Мы же не будем сниться всем сразу.

- Узнавай нас почаще, - добавила четвёртая, кружившая над червячком.

Петляя и перегоняя друг друга, они становились ещё и ещё прозрачнее, а вскоре...

- Исчезли, - растерянно прошептал червячок Игнатий.

- Не совсем... – донёсся последний певучий голосок, и всё стихло.


Так и не понял червячок Игнатий, в самом деле он задремал или птички-мыслички прилетали по-настоящему. Но сон ведь – это тоже по-настоящему, если запомнилось что-то важное. Поэтому Игнатий схватил листочек (у него всегда было при себе чем и на чём записывать) и написал: «Если мелькнула мысличка, запиши её. Она улетит, но останется». Вернулся в норку и повесил листок на гвоздик, но надписью к стене.

А потом лёг спать, чтобы проверить, не приснятся ли ему снова птички-мыслички.


...Когда на следующий день подошло время чаепития, первыми объявились паучонок Чак со своим папой, пауком Пафнутием, который явно запыхался.

- Здравствуй, червячок Игнатий, пых-пых, - сказал Пафнутий, облегчённо усаживаясь за стол. – А ты, Чак, пых-пых, учти: нельзя таскать отцов за собой с такой скоростью, пых-пых...

- А этого листочка здесь вчера не было! – заметил Чак и потянулся исследовать его, но раздался таинственный шёпот червячка Игнатия:

- Тс-с-с, там птичка-мысличка, не беспокой её.

Обычным голосом Игнатий добавил:

- Это связано с ответом на твой умнющий вопрос. Не беспокойся, потом посмотришь. Но сначала я должен кое-что рассказать всем сразу. Так что помоги накрывать на стол.


Долго ждать не пришлось. Скоро все собрались, и каждый обзавёлся чашкой с чаем. Тогда червячок Игнатий подробно описал свою встречу с птичками-мысличками – то ли во сне, то ли наяву.

Едва он закончил, как божья коровка Пятнашка вскочила, чуть не опрокинув стол, озарённая внезапным открытием:

- О, я поняла, поняла! Чак, ты помнишь, как я позавчера вдруг проиграла в салочки?

Чак кивнул, хотя не мог понять, к чему клонит Пятнашка.

А та торопливо делилась открытием:

- Ото всех убежала. И вдруг – бамс! В голову влетела птичка-мысличка. Теперь понимаю, что это она была. Я прямо остолбенела, такая была классная мысличка. Вот... Меня и осалили...

- А что за мысличка была, о чём? – строго спросил жук Дормидонт.

- Забыла... – сконфузилась Пятнашка.

- Эх, значит зря прилетела. Незамеченной осталась... - посочувствовал Дормидонт то ли божьей коровке, то ли птичке-мысличке. – А ко мне обычно вопросительные мыслички прилетают. Такие любопытные вопросы задают... Начинаю отвечать на них – и что-то полезное придумываю... Ну, штуку какую-нибудь.

- Хм, а я их даже специально поджидаю, - заметил паук Пафнутий.

- Как, ты тоже с ними знаком? – изумился Чак.

- Только не знал, что они так зовутся, - кивнул сыну Пафнутий. – Пока хоть одна не прилетит, не получается новую паутинную картину начать... Зато когда появится – вжик! – и уже знаешь, что и как делать.

- Они быстро летают, - подтвердила стрекозка Зоя со вздохом. – Даже быстрее меня. (Все удивлённо ахнули.) За ними не угонишься, от них не удерёшь.

- Точно, - подтвердила улитка Ульяна. – Пока я ползу куда-нибудь, их столько прилетает и улетает!.. Мне их компания нравится. Дорога у меня немало времени занимает, а с ними не скучно. Есть о чём подумать.


Всё это время червячок Игнатий с интересом слушал своих друзей. Когда они все посмотрели на него, считая, что теперь его слово, он даже засмущался.

- Ну вот, все, оказывается, знакомы уже с птичками-мысличками. Один я только вчера с ними встретился...

...Первой засмеялась божья коровка Пятнашка – таким заливистым смехом, что не выдержали и остальные. Басом хохотал жук Домидонт. Добродушно хехекал паук Пафнутий. У стрекозки Зои с улиткой Ульяной получился переливистый дуэт. Подхихикивал и паучонок Чик, хотя ему было не совсем ясно, отчего вдруг такое веселье.

Да и червячок Игнатий не отставал от остальных:

- Понимаю... – сквозь смех приговаривал он, - Понимаю... Это же я вам всё рассказал. Понимаю... А ты понимаешь? – подмигнул он паучонку Чаку. – Все мы их знаем, только не знали, кто они... Теперь ты, наверное, разобрался, как мы все думаем, а?..

- Ага! – развеселился паучонок Чак. – Никто не видел, но все их знают, все с ними дружат. И мне кажется, что я тоже знаю и тоже дружу.

- Конечно, - поддержал его червячок Игнатий. – Жук Дормидонт про вопросительных мысличек рассказывал. Вот такая к тебе вчера и прилетела.

- А листочек теперь посмотреть можно? – улучил момент паучонок.

Видя, что червячок Игнатий не возражает, он бережно снял листок со стены, перевернул и прочитал вслух:

- Если мелькнула мысличка, запиши её. Она улетит, но останется.


В норке стало тихо. Все задумались: как научиться делать так, чтобы птички-мыслички подольше оставались с ними.
логотип сайта

Два крылышка мысличек - сказка-крошка о червячке Игнатии

Два крылышка мысличек

Спрашивает однажды червячок Игнатий птичку-мысличку:

– Почему у всех вас крылышки разного цвета?

– А вот гляди! – чирикнула птичка и замахала на червячка левым крылышком.

Игнатию сразу подумалось: «Мысли – это ведь и не птички вовсе, а просто рассудительности».

Замахала птичка правым крылышком. Подумал червячок: «Нет, наверное, мыслички не рассудительности, а вообразительности.  С ними что угодно придумать можно».

– Видишь, какие разные крылышки, – чирикает птичка. – Главное, не забыть махать обоими. А то будут мысли только рассудительными или только вообразительными.

Замахала обоими – и улетела.

«Замечательные эти мыслички, – решил Игнатий. – С ними хочется лететь высоко-высоко!.. Впрочем, скоро друзья придут, надо чай заварить».

логотип сайта

Колдовские птицы, сказка-крошка по картине Каптерева

Продолжу публикацию сказок-крошек по картинам Валерия Каптерева - в ожидании, пока они все найдут своё место на сайте, посвящённом Каптереву и Окназовой. А также в ожидании выставки его картин в Библиотеке Искусств во второй половине октября и вечера там же, назначенного на 16 октября.



Валерий Каптерев "Колдовские птицы"


Колдовские птицы

Жили-был две обычные птицы. Надоело им быть обычными. Раздобыли они какое-то зелье – и превратились в загадочных колдовских птиц. И тут же, естественно, в колдовской мир попали. Идут гордой походкой, важность их распирает. А вокруг много необычных существ – колдовской барашек гуляет, навстречу колдовской ёжик идёт. Никто на птиц внимания не обращает. «Эй, поосторожнее! – крикнули они ёжику. – Мы не простые птицы, а колдовские». – «Подумаешь, - фыркнул тот. – Все тут колдовские. Были бы вы обычными – многие собрались бы на вас поглядеть». Переглянулись птицы и стали думать, где бы обратное зелье раздобыть.