Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

логотип сайта

Пугало

(По картине Валерия Каптерева)

Одному пугалу мальчишки-озорники сделали голову из черепа, который стащили в школе, от учебного скелета.

Радо пугало обновке, челюстью клацает, глазницы таращит. Ночью кто его увидит или в грозу – страх, да и только. Слабонервные в обморок падали. Да и сами мальчишки боялись мимо такого страшилища пройти.

Стали потихоньку люди из деревни уезжать, пока совсем никого не осталось. Зато птицы к пугалу привыкли и всё вокруг клевали, что могли. А когда склевали – и прилетать перестали.

Осталось пугало в пустынном одиночестве. Самого себя бояться стало. Только убежать не может.

логотип сайта

Колдовские птицы

(По картине Валерия Каптерева)

Жили-был две обычные птицы. Надоело им быть обычными. Раздобыли они какое-то зелье – и превратились в загадочных колдовских птиц. И тут же, естественно, в колдовской мир попали.

Идут гордой походкой, важность их распирает. А вокруг много необычных существ – колдовской барашек гуляет, навстречу колдовской ёжик идёт. Никто на птиц внимания не обращает.

- Эй, поосторожнее! – крикнули они ёжику. – Мы не простые птицы, а колдовские.

– Подумаешь, – фыркнул тот. – Все тут колдовские. Были бы вы обычными – многие собрались бы на вас поглядеть.

Переглянулись птицы и стали думать, где бы обратное зелье раздобыть.

логотип сайта

Птенец

(По картине Валерия Каптерева)

Жил-был Птенец. В уютном гнезде жил. Любимым был.

Да только птенцы так устроены, что он всё мечтал научиться летать и оказаться в мире-за-гнездом. Когда один оставался, вылезал из гнезда на ветку, но это же совсем рядом, миром-за-гнездом не считается. А попробовать полететь боязно. Наслушался он историй об этих слётках, которым ни улететь, ни обратно вернуться...

Вдруг слышит голос Листка, на котором покачивался:

- Подожди, Птенец! Пока я тебе опорой могу служить, летать рано. Тебе всё вокруг подскажет, когда пора. Набирайся пока внутренних сил, чтобы со внешними сладить.

Успокоился Птенец и стал читать птичьих философов.

логотип сайта

Птичка и пауки

(По картине Валерия Каптерева «Пауки и птичка»)

Припозднилась Птичка, не успела к ночи до своих мест добраться. Видит: заброшенная башня. Залетела в окошко, устроилась поспать.

Только задремала, чувствует – что-то липкое прикасается. Встрепенулась Птичка, хотела взлететь, а вокруг пауки кишмя кишат, посмеиваются:

- Уж мы тебя запаутиним... И не с такими справлялись...

Стараются всё новыми паутинками обкрутить.

- Ах так! – воскликнула Птичка. – Хотите меня в своём паучьем мире оставить? Нет уж, придётся вам в моём побывать!.. – и рванулась изо всех сил наружу, вместе с пауками на прилипших паутинках...

Непросто им было в полёте от Птички отлипнуть. Тоже, небось, припозднились, возвращаясь обратно в свой мир.

логотип сайта

Голубь-мудрец

Обычный городской голубь Гуль был мудрецом. Остальных голубей это мало волновало, у них хватало своих дел.

Однажды Гуль разговорился со студентом, который сидел на скамейке в парке, держа на коленях открытый ноутбук. Речь Гуль понимал, а сам набирал текст, стукая клювом по клавишам.

И такие мудрости настукивал, что студент, общаясь с ним, быстро стал профессором, а потом академиком.

Гулю он приносил пшена, но никому про него не рассказывал, чтобы из академиков не прогнали. Тем более что Гуль вполне был доволен пшённым гонораром.

Как всякий мудрец, он за почестями не гнался.

логотип сайта

Гнездо на проходе

Вэк жил на верхнем этаже и любил спускаться-подниматься пешком, не на лифте. И вот на одном из технических балконов, через которые проходила лестница, обнаружилось гнездо, свитое голубями. Сидевшая там голубка при его появлении пугливо отлетела подальше.

Не одобрил Вэк место для гнездования. Покачал головой, пошёл дальше...

А когда поднимался обратно, голубка опять отлетела – и в гнезде засияли белизной два яичка.

Не выдержал Вэк:

- Что же ты, матушка-голубка, такое место выбрала – на проходе?

Глянула на него голубка и вдруг спокойно так отвечает:

- На проходе, говоришь? Вот и проходи.

Зауважал Вэк голубку. Стал пшеном и хлебушком подкармливать.

логотип сайта

Царская цапля

Цветная царская цапля-цаца цепко цапнула церемониальный цукат.

Целеустремлённо целилась целоваться.

Царевич цыкнул:

- Цыц, цапка-царапка!

Цветовод-цейлонец цокал: центральный цветник целиком цвёл царственно. Царица ценила цветы: цикламены, циннии, цикорий...

Цыганский целитель цедил целебный цитрус: целить цистит царской цапле. Цапля цокотала, цеплялась, царапалась. Цыганила цукаты. Целитель цацкался, церемонничал. Цапля-то ценная, цветастая, царская...

логотип сайта

Дедушкин полёт

Древний дедушка, сидевший на скамейке в скверике, достал блокнот, чтобы записать пришедшую на ум мысль. Пригревало солнышко, чирикали воробьи...

Мысль вдруг унырнула от него куда-то вглубь, Он бросился за ней, но она взметнулась вверх. Нельзя было упускать её, и он устремился следом...

Они огибали испуганных птиц и самолёты, которые, казалось, просто висели в воздухе – настолько уступали мысли в скорости. Мысль уворачивалась, но он всё-таки ухватил её – и рванулся обратно.

Как раз вовремя, чтобы удержать сползавший с колен блокнот.

Открыв блокнот, дедушка удивлённо увидел отчёт о полёте. Не хватало только самóй мысли, и он торопливо дописал несколько строчек.

логотип сайта

Два крылышка мысличек: сказка-9 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

Беспокойная мысль разбудила червячка Игнатия раньше обычного.

- Ой, мысличка, не приставай, - сонно пробормотал он и стал стараться ещё немного поспать.

- Ах, вот ты как! – возмутилась прилетевшая к нему птичка-мысличка.

Она сделалась видимой, уцепилась клювом за одеяло и стащила его на пол.

- Ладно, ладно, проснулся... Ой, привет тебе, птичка-мысличка! Что это ты сегодня видимая? И даже ощутимая... – Игнатий грустно посмотрел на сдёрнутое одеяло. – Опять в гости к Думалке зовёшь? Или ещё куда-нибудь?

- Нет, не к Думалке. К ней некогда, надо торопиться! – обеспокоено чирикнула птичка. – К кому не знаю, а вот куда – чувствую. Давай-давай, побыстрее!..

- Что, полетим?

- Нет, под землёй тебе пробираться придётся.

- А тебе?

- Да я-то опять невидимой стану. Буду подсказывать тебе, куда свернуть.

И они отправились подземными путями...

 
Кое-где можно было проползти уже проделанными ходами, но в некоторых местах приходилось проделывать соединительную норку к следующему коридору. Червячок Игнатий торопился как мог.

Наконец птичка-мысличка шепнула:

- Теперь направо, и всё, добрались.

Это был какой-то большой провал в земле, на дне которого лежала большая бетонная плита. А под ней виднелись чьи-то лапы.

- Кажется, это крот Прокоп... – встревожился Игнатий.

- ...Который очень нуждается в помощи, - хрипло донеслось из-под плиты. – Это ты, червячок Игнатий?.. Жаль, у тебя не хватит сил мне помочь...

- Сил не хватит, но что-нибудь сейчас придумаю, - бодро, но озабоченно успокоил его червячок. – Эй, птички-мыслички, давайте все на помощь.

Тут же вокруг него закружились мыслички, осыпая его советами. Он внимательно слушал, а затем радостно воскликнул:

- Верно! Уменьшительная фея! Она-то нам и нужна. Только как же ей дать знать об этом? Если б она знала, как тут нужна, сразу бы появилась.

- Сейчас позову! – вызвалась одна из птичек. – Только не переставай думать о том, как она нужна. – И тут же исчезла.

Исчезли и остальные мыслички. И надо же! – рядом с червячком Игнатием появилась Уменьшительная фея.

- Ох, как ты быстро, здравствуй! – обрадовался червячок Игнатий. – Пожалуйста, сделай крота Прокопа поменьше, чтобы я мог вытащить его из-под плиты.

Фея засомневалась:

- А может, лучше плиту сделать маленькой? Тогда и вытащить легче будет.

- Вот именно... – сдавленным голосом поддержал её Прокоп.

Червячок Игнатий смутился:

- Конечно. Я просто перепутал от волнения. И все мыслички куда-то делись...

Через мгновение здоровенная плита превратилась в небольшой кубик, который крот с облегчением легко стряхнул с себя.

- Спасибо, тебе Уменьшительная фея! – с облегчением вздохнул с червячок Игнатий. – С какой же скоростью до тебя моя птичка-мысличка долетела...

- Никакую птичку не видала, - покачала фея головой. – Просто вдруг почувствовала, что где-то очень нужна, вот и пожелала там оказаться. У нас, фей, это запросто.


 После того как червячок Игнатий помог кроту Прокопу добраться до его жилища и приложил листочки подорожника к его ссадинам, они разговорились.

- Дурацкая плита, - посетовал крот. – Прокладывал себе очередной ход. Кто же знал, что она наверху нависла, что только и ждёт, чтобы провалиться, что так меня прижмёт, даже шелохнуться не мог. Только думал изо всех сил: вот бы кто-то из друзей тут рядом оказался...

- Значит, твоя птичка-мысличка и просигналила моей, что там-то и там-то нужна помощь, - заметил Игнатий.

- Не знаю ни про каких птичек, - ответил Прокоп, который уже чувствовал себя гораздо лучше. – Знаю, что у людей это называется телепатией.

Тут червячку Игнатию невидимая мысличка шепнула, что крот Прокоп может и не замечать даже своих птичек-мысличек, а уж тем более тех, которые прилетают к Игнатию.

- Значит, телепатия – это просто когда одна мысличка... ну, мысль... сигналит о чём-то другой без всяких специальных приборов, - согласился червячок, и Прокоп с ним согласился.


 Когда червячок Игнатий возвращался к себе (уже поверху и неторопливо), он продолжал размышлять об утреннем происшествии. Наконец не выдержал, улёгся в травке поудобнее и заявил, обращаясь неизвестно куда:

- Знаете что, дорогие мыслички! Раз уж вы не оставляете меня в покое, так хоть сделайтесь, пожалуйста, видимыми. Хочу у вас спросить кое-что.

Тут же вокруг запорхали полупрозрачные птички (их и впрямь было немало) и запели-зачирикали:

- Только для тебя, червячок Игнатий, становимся видимыми!.. Только сегодня!.. Такой приключенческо-размысленческий день оказался!..

- Да, вы очень помогли мне помочь кроту Прокопу, спасибо вам! Но я никак не разберу, где та из вас, что разбудила меня?.. А где та, что летала к Уменьшительной фее?..

Птички зачирикали-захихикали, а одна из них объяснила:

- Ты их уже и не увидишь. Нас много, и мы очень летучие. Они своё дело сделали и улетели.

- Куда? – удивился червячок. – К Думалке?

- Да нет, - ответила уже другая мысличка. – У Думалки наш приют ненадолго. Они наверх улетели. Оттуда мы все и прилетаем.

Червячок Игнатий внимательно посмотрел вверх и честно признался:

- Облака вижу, а птичек-мысличек не вижу.

- Так ведь это только мы, здешние, тебе показались, - чирикнула ещё одна птичка. – Вообще-то мы невидимыми летаем.

- А ещё я про крылышки ваши хотел спросить. Думалка говорила, что они у каждой из вас разные, как и у неё: одно рассудительное, а другое угадывательное. Почему?

- Как же иначе! – воскликнула птичка, присевшая рядом с Игнатием, чтобы ему объяснить. – Ведь и порассуждать важно, и поугадывать интересно. Приходится двумя разными крылышками махать. Но всё равно кого-то из нас тянет на рассуждения – вот меня, например, – а кому-то больше нравится угадывать, ловить всё на лету.

- Это как мне! – подлетела другая птичка. – И я догадываюсь, что сейчас нам уже пора исчезать. А тебе, червячок Игнатий, останется угадывать, как всегда: снились мы тебе или ты на самом деле нас видел. Но я тебе помогу...

Тут же мыслички исчезли. Любопытно, что Игнатий, действительно, не мог понять, задремал ли он, или наяву беседовал с загадочными птичками. А потом вдруг его осенило! И он громко сказал сам себе:

- Да какая разница! Я столько всего понял с их помощью. Даже если во сне их повидал, всё равно здорово.

Подумав, он добавил вслух:

- Спасибо, птичка-мысличка! Ты мне вправду помогла. Мне с вами и с видимыми вами интересно, и с невидимыми, и с приснившимися.

И спокойно отправился дальше домой в большой рассудительно-угадывательной компании.
логотип сайта

Думалка. Сказка-4 из книги "Червячок Игнатий и его размышления"

  

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, выбрался из своей норки проветриться. После интересной книжки очень здорово подышать свежим воздухом, чтобы от книжной жизни перебраться к своей.

И вдруг червячок Игнатий увидел птичку-мысличку.

- Ты мне снишься? – растерянно спросил он. – Вроде я не успел ещё задремать...

- Да нет, не снюсь я тебе, - отозвалась птичка-мысличка. – Просто Думалка велела тебе показаться. Чтобы я тебя к ней привела. Вперёд!..

Червячок Игнатий не успел ни согласиться (впрочем, он и не собирался отказываться), ни спросить, кто такая Думалка. Но он уже нёсся вслед за птичкой-мысличкой непонятно каким образом. Конечно, он не полз, слишком это было стремительно. Но и своими крылышками не успел воспользоваться. Да и с их помощью не угнался бы за мысличкой. Всё вокруг мелькало так, что ничего невозможно было рассмотреть. А скорость всё увеличивалась, ещё и ещё.

Когда они вдруг сразу остановились, всё равно непонятно было, что находится вокруг. Удивительно было и то, что червячок совсем не запыхался. А самое главное – что перед ним была Думалка, это он сразу понял.

Это была птица, немного похожая на сову. Все перья у неё сияли и переливались разноцветными искрами.

- Здравствуйте, будем знакомы, - сказал червячок Игнатий, немного робея перед таким великолепным созданием.

- Великолепным – это уж чересчур, - застеснялась Думалка, сильно уменьшилась в размере, и огоньки её оперения стали мерцать почти незаметно. – Иди сюда!..

Collapse )